Бухгалтерский учет, налогообложение, отчетность, МСФО, анализ бухгалтерской информации, 1С:Бухгалтерия

Вход или Регистрация

Время в бухгалтерском учете: Ярослав Соколов и Жан Поль Сартр

27.06.2013
В предлагаемой вниманию читателей статье профессор М.Л. Пятов (СПбГУ), продолжая разговор об эволюции баланса как формируемой бухгалтерами модели фирмы, обращается к теме времени в бухгалтерском учете, которая была поднята на страницах нашего журнала профессором Я.В. Соколовым (1938-2010) в январе 2007 года.

Содержание


Время в бухгалтерском учете или о чем пойдет речь

В предыдущих статьях мы с вами последовательно рассмотрели содержание трех базовых концепций бухгалтерского баланса - статической, динамической и органической. Мы начали разговор о них с обсуждения происхождения баланса как приема контроля правильности ведения бухгалтерских записей на счетах и способа переноса учетных остатков из книг предыдущего периода в новый отчетный год. Мы проследили постепенный эволюционный путь от этих «истоков» баланса к формированию практики его составления как модели фирмы, модели, арифметическое содержание которой, воплощающееся в знаменитом балансовом уравнении А = П, задает и границы ее возможностей. Именно эти границы, определяемые представлением в балансе трех самостоятельных категорий - активы, обязательства перед кредиторами и собственный капитал, как жестко взаимоувязанных величин, получаемых путем бухгалтерской оценки хозяйственных фактов  в деньгах, стали причиной того тупика в который пришла теория органического баланса Шмидта и из которого сегодня пытаются вывести современный бухгалтерский учет концептуальные основы Международных стандартов финансовой отчетности (МСФО).

Практически весь комплекс методологических новшеств, которые подарили бухгалтерскому учету МСФО, связан с попытками показать с помощью традиционных бухгалтерских приемов влияние на финансовое положение фирмы важнейшей характеристики современной экономики - временной ценности денег, иными словами - учесть время. В современной экономике ход времени даже в самой ближайшей к выбираемой точке отсчета перспективе настолько существенно меняет положение дел, что не замечать этого для бухгалтерского учета означает постепенно превратиться в бесполезный склад давно устаревших приемов прошлого. Бухгалтерский учет рисует перед заинтересованными лицами картину положения дел отдельных предприятий с помощью денежной оценки - представления целого ряда самостоятельных аспектов хозяйственной жизни компании в едином денежном измерителе. Денежная оценка - это то, что лежит в основе бухгалтерского видения и представления хозяйственной жизни фирмы. Отсюда, главный вопрос, который сегодня мы должны задать современной бухгалтерии, заключается в том, насколько те оценки, которые использует бухгалтер, составляя отчетность фирмы, адекватны реальному состоянию ее дел, и тому, как видят это состояние дел те лица, которые принимают управленческие решения, определяющие судьбу компании. Поэтому, дорогие читатели, прежде чем мы обратимся к содержанию той концепции баланса, которую сегодня воплощают МСФО, нам нужно попытаться разобраться в том, что представляет собой проблема учета фактора времени в современной бухгалтерии в целом.

В январе 2007 года в рубрике «Занимательная бухгалтерия» нашего журнала появилась статья профессора Я.В. Соколова (1938 -2010) «Время в бухгалтерском учете». «Мы, - писал профессор Соколов, - всегда все оцениваем с точки зрения сегодняшнего дня. Однако сегодня почти ничего не бывает». «Традиционный учет, - утверждал Ярослав Вячеславович, - это история того, что было, но написанная сегодня. Мы всегда пишем или о будущем, или о прошлом, последнее преобладает в традиционной бухгалтерии» ([1], стр. 346).

«Прежде всего, - продолжал Соколов, - значение времени проявляется в анализе баланса. Принятая его отчетная форма игнорирует фактор времени, но практика требует его анализа, который проводится вне фактора времени» ([1], стр. 347). При этом, «самое удивительное в действии фактора времени - это то, что он лишает основную единицу измерения определенного смысла. Весь бухгалтерский учет основан на единой денежной единице... А покупательная сила этих денег во времени постоянно меняется. Но вместе с колебаниями рубля [денежной единицы - М.П.] колеблются во времени и все оценки имущества и обязательств» ([1], стр. 350).

Общий вывод, к которому приходил Я.В. Соколов в данной статье, заключался в том, что «традиционные отчетные формы организаций лишены смысла, позволяющего передать действие фактора времени на экономическую жизнь фирмы и ее представляемое в отчетности финансовое положение» ([1], стр. 351).

Эта статья профессора Соколова представляет собой лишь очень маленькую часть его большой работы, связанной с проблемой раскрытия в учетных данных фактора времени как экономической реальности. С ее итогами мы можем познакомиться в книге Я.В. Соколова «Бухгалтерский учет как сумма фактов хозяйственной жизни» ([2], стр. 91-120), увидевшей свет незадолго до его ухода из жизни. Результаты его исследований в данной области представлены в главе 4 этой работы «Концептуальная реконструкция фактов хозяйственной жизни во времени», написанной совместно с сыном - Вячеславом Ярославовичем Соколовым. Этот текст можно считать продолжением размышлений Я.В. Соколова и В.Я. Соколова над вопросами оценки в бухгалтерском учете, сформировавших главу 6 «Оценка как задача счетоводства и счетоведения» книги Я.В. Соколова «Основы теории бухгалтерского учета», вышедшей в 2000 году ([3], стр. 197-238). К содержанию «Суммы фактов» мы и обратимся сегодня.

Как единая денежная оценка может привести к несопоставимости отчетных данных?

Денежная оценка хозяйственных фактов, формирующая величины, включаемые в бухгалтерскую отчетность фирмы, может существовать и существует только во времени и относительно конкретных моментов времени. Таким образом, временно/й фактор является важнейшим компонентом метода оценки в бухгалтерском учете. Мы оцениваем факты, которые происходили «вчера», происходят «сейчас», или, как мы полагаем, будут происходить «завтра». Мы воспринимаем оценку фактов, как относящуюся к прошлому фирмы, ее настоящему, или с точки зрения ее влияния на будущее фирмы. Таким образом, время входит в бухгалтерский учет, а хозяйственная жизнь фирмы проходит сквозь время.

И вот с развитием экономической жизни общества, в котором мы живем, все заметнее становятся две важнейших для понимания сути бухгалтерской отчетности характеристики бухгалтерского баланса:

  • во-первых, в балансе смешиваются деньги как предмет оценки (это статьи денежных средств актива), и деньги как инструмент оценки (это единый измеритель всех данных финансовой отчетности компаний);
  • во-вторых, оценка в деньгах, призванная обеспечить единство измерителя статей отчетности, сделать их величины сопоставимыми, в действительности как раз может лишать их сопоставимости, так как время оценки, представляемой в балансе и иных формах «традиционной» отчетности, всегда разное. И чем заметнее влияние фактора времени на временну/ю ценность денег и хозяйственную жизнь ведущей учет фирмы, тем менее сопоставимыми становятся оценки отдельных активов и пассивов.

Так, если мы оцениваем активы по себестоимости, представляемые в активе баланса величины отражают наши затраты, понесенные «вчера», «позавчера» и т. д. Все они имели место в разные моменты прошлого фирмы. Они отражают в себе те цены разных периодов времени, которые уже совершенно не актуальны сегодня. Только представьте, что основное средство, купленное каким-нибудь заводом более 25 лет назад, и срок эксплуатации которого, допустим, составлял 30 лет, принималось к учету исходя из стоимостного критерия отнесения к основным средствам - 100 рублей (!). Эти затраты разных моментов времени в учете в том числе складываются в то, что мы называем себестоимостью продукции - но о какой себестоимости здесь может идти речь?

Однако именно эта не отвечающая на момент получения доходов реальности величина и служит основанием для исчисления прибыли при составлении бухгалтерской отчетности фирмы.

В активах и пассивах отражаются величины обязательств - суммы долгов, ожидаемых к получению и предполагаемых к выплате. Но это «завтрашние» деньги. Их «сегодняшняя» оценка, отражающая суммы «вчерашних» сделок, конечно, неадекватна тому влиянию на хозяйственную жизнь фирмы, которое они окажут, когда будут получены и выплачены.

И как разность между этими, имеющими лишь весьма косвенное отношение друг к другу и к текущему моменту времени (например, отчетной дате) суммами, мы оцениваем размер собственного капитала фирмы и его динамику как рост или снижение благосостояния собственников фирмы.

Все это выглядит весьма абсурдно, не правда ли? И тут выходом видится приведение оценки всех статей отчетности к единому моменту времени посредством оценки активов по справедливой стоимости и дисконтированием сумм обязательств. Но давайте не будем торопиться, и посмотрим, что же означает «реконструировать факт хозяйственной жизни во времени» согласно профессору Соколову.

При чем тут Ж. П. Сартр?

Одна из цитат, которая предваряет рассматриваемую главу «Суммы фактов» ([2]) - это цитата Ж.П. Сартра (1905-1980) «прошлое есть то, чем я являюсь, не имея возможности им существовать». Обращение к величайшему философу XX века здесь совершенно не случайно, так как именно философская концепция времени Ж.П. Сартра, как показывает знакомство с работой Я.В. Соколова, и была взята им за основу своей концепции времени в бухгалтерском учете.

Главы II «Временность» и III «Трансцендентность» второй части «Бытие-для-себя» самого известного и значительного философского труда Ж.П. Сартра «Бытие и ничто» ([4]) посвящены анализу таких феноменов времени как «прошлое», «настоящее» и «будущее» и возможности существования их в человеческом сознании мыслящего индивида. Выбор этой части учения Сартра Я.В. Соколовым в качестве общефилософского основания своей позиции, на наш взгляд, соответствует общей идее, красной нитью проходящей через всю «Сумму фактов» ([2]). Это идея чрезвычайной важности осознания того значения, которое имеет восприятие данных бухгалтерского учета для понимания его места в экономической жизни общества. Бухгалтерский учет не может играть никакой роли в экономике вне восприятия учетных данных пользователями отчетности. Это чрезвычайно важно понимать всем нам, дорогие коллеги.

Прежде, чем мы обратимся к мыслям Ж.П. Сартра, без которых мы просто не сможем понять идей профессора Соколова, нам необходимо обратить внимание на следующее очевидное обстоятельство.

Хозяйственная жизнь любой фирмы определяется действиями лиц - участников экономических отношений. Их действия - это следствие принимаемых ими управленческих решений. Эти решения основываются на информации об экономической реальности, значимую часть которой составляют именно данные бухгалтерского учета. Бухгалтерский учет, как и любые иные информационные сообщения, представляет хозяйственную жизнь фирмы посредством категорий времени - прошлое, настоящее и будущее. Таким образом, каждый хозяйственный факт и любой вариант его бухгалтерской интерпретации может, и, что самое главное, должен рассматриваться в свете этих категорий. Только так мы сможем понять то реальное действие, которое могут оказать учетные данные на принимающих решения лиц.

«Временность» Ж.П. Сартра как характеристика бухгалтерского учета

Центральная идея Сартра в системе его взглядов на время состоит в том, что любой факт, любое явление можно воспринимать во времени, только рассматривая течение времени как нечто существующее и происходящее непрерывно. Любой момент времени всегда взаимосвязан со всеми прочими его моментами, влияет на них, и при этом сам формируется и существует исключительно под их влиянием.

«Временность (la temporalite'), - писал Сартр, - есть очевидно организованная структура, и так называемые три «элемента» времени - прошлое, настоящее, будущее - не следует рассматривать как собрание «данных», которые должны составить сумму, например, бесконечный ряд «теперь» ... иначе мы с самого начала получим парадокс: прошлого больше нет, будущего еще нет, что же касается настоящего момента, то каждый хорошо знает, что его совсем нет, он является границей бесконечного деления» ([4], стр. 137). «Таким образом, весь ряд уничтожается ... [и] единственно возможный метод исследования временности заключается в том, чтобы приступить к ее рассмотрению как к целостности ... и особенно следует добиваться, чтобы каждое рассматриваемое измерение появилось на фоне временно/й целостности» ([4], стр. 137).

Конечно, мы можем воспринимать что-либо только из нашего настоящего. В этом смысле, продолжает Сартр, «настоящее есть то, что находится в противопоставлении с будущим, которого еще нет, и с прошлым, которого больше нет» ([4], стр. 150). Однако ясно, что то, что существует в настоящем, «отличается от всякого другого существования своим характером присутствия» ([4], стр. 150). И здесь, согласно Сартру, важно понять, что «быть прошлым или стать будущим значимо для события, а иметь прошлое, или предполагать будущее - для человеческой реальности» ([4], стр. 150). А реальность - это не что иное, как наше настоящее.

Что это может означать для хозяйственной жизни фирмы? Какой бы общефилософской и абстрактно далекой не казалась категория временности, она характеризует деятельность любой фирмы. Временность позволяет нам увидеть жизнь предприятия как непрерывно длящийся процесс, где прошлое, настоящее и будущее являются лишь условными метками, задаваемыми нашим восприятием и нашими текущими целями, а, следовательно, неочевидными и нестатичными. Элементы этого непрерывного процесса всегда взаимообусловливают друг друга. Это имеет непосредственное отношение и к бухгалтерскому учету.

Так, например, бухгалтер исчисляет величину прибыли или убытка отчетного периода. Это разность между доходами и расходами. Если расходы - это себестоимость проданной продукции, то ее величина отражает когда-то потраченные фирмой суммы денежных средств - это прошлые расходы в «прошлых» деньгах. Сумма выручки, формирующая доход от продаж - это не что иное, как прошлые доходы в «прошлых» деньгах. Фактически эти траты и поступления имели место в разные моменты времени. Разность между ними определит сумму «настоящей» прибыли фирмы, которая станет основанием для исчисления величин налоговых обязательств и дивидендов. Мы, таким образом, исчислим в «настоящих» деньгах «будущие» платежи, которые фактически будут осуществлены «будущими» деньгами.

Не правда ли, любопытное переплетение учетных оценок? Но речь, как вы могли заметить, идет не только о бухгалтерских оценках, но и об их влиянии на реальные действия экономических субъектов.

Управлять фирмой можно, только представляя себе ее будущее. «Охотник, - пишет Ж.П. Сартр, - прицеливающийся в птицу туда, где он ее видит, делает промах, так как птицы уже больше нет на этом месте, когда там появляется пуля. Напротив, он попадет в нее, если прицелится немного вперед, в точку, где птица еще не появилась» ([4], стр. 146). Таким образом, бухгалтерский учет должен служить пользователям отчетности основой прогнозирования экономической реальности. И здесь важность приобретают прогнозные оценки будущего. Однако могут ли прогнозные оценки, отражающие аккумулируемые активами будущие доходы, будущие платежи, приведенные к текущему моменту, величины амортизации, рассчитываемые исходя из прогнозируемого срока службы основного средства и т. п., действительно отражать будущее? На этот вопрос также следует поискать ответ у Ж.П. Сартра.

Будущее как элемент настоящего и прошлого

Согласно Сартру, то будущее, которое мы имеем в настоящем, таково, что мы только можем им быть, так как наша свобода настоящих действий, подтачивает это будущее, постоянно меняя его заданность текущими событиями. Наше настоящее постоянно творит наше будущее, и это непрерывный процесс. Всякое явление действительности, с момента своего появления «размещает сразу некоторые из своих структур и свойств в будущее» ([4], стр. 240). Так, мы можем вернуться к примеру с величиной бухгалтерской прибыли. Ее рассчитанная в настоящем величина определяет будущие налоговые платежи. И изменение, например, метода распределения какого-либо вида расходов, смена способов начисления амортизации, реализуемые сегодня, меняют будущее наших расчетов с бюджетом.

Однако (что гораздо более значимо для наших рассуждений о возможности использования в учете прогнозных оценок и их роли в принятии управленческих решений и, в конечном счете, в хозяйственной жизни фирмы) существует и связь противоположной направленности. Важно то, что наши настоящие представления о будущем служат основой наших «сегодняшних» действий. Именно на это и указывает Сартр, когда пишет о том, что «будущее является тем, что мы имеем в настоящем, поскольку мы можем и не быть им» ([4], стр. 155).

Так, например, выбирая способ и определяя срок амортизации основного средства, мы исходим из наших предположений о его будущем использовании. Мы, таким образом, представляем себе это будущее как некую определенность, как некий вариант (сценарий) развития событий, коим оно вполне может и не стать. Исходя из наших предположений о будущем, мы в настоящем начисляем амортизацию. Ее сумма определяет ту нашу будущую прибыль, величину которой мы получим при составлении отчетности. Величина прибыли будет сформирована в будущем, но (!) она не была бы такой, если бы в нашем настоящем, которое к тому моменту уже станет прошлым, мы не выбрали бы конкретные способ и срок начисления амортизации, исходя из допускаемого нами будущего. Таким образом, именно наше сегодняшнее восприятие нашего будущего способно изменить этого будущего реальность. Наши сегодняшние экономические действия, основывающиеся на наших сегодняшних прогнозах, меняя реальность, меняют, тем самым, и будущее (часто в расхождение с прогнозами, на него таким образом повлиявшими).

Именно об этом и писал Сартр, утверждая, что любой конкретный момент времени является «Настоящим своего Прошлого в форме предшествующего Будущего этого Прошлого» ([4], стр. 174).

Таким образом, наши прогнозные оценки могут быть в чистом виде прогнозными только в том случае, если они строятся относительно явлений, которые совершенно от нас не зависят. Например, сюда можно отнести наши прогнозы относительно траекторий движения комет. Что же касается наших прогнозов относительно явлений социальной жизни, в которой мы одновременно выступаем и в роли наблюдаемых, и в роли наблюдающих объектов, то здесь наши прогнозные оценки будущего, определяя наше поведение в настоящем, всегда будут влиять и на это будущее, сами его меняя, иногда, как мы уже сказали, далеко не в сторону сделанных ранее прогнозов. Именно это и определяет ту роль, которую играет в экономической жизни общества бухгалтерский учет как поставщик информации, формирующей восприятие экономической реальности.

Таким образом, читая Ж.П. Сартра и думая о бухгалтерии, мы вслед за великим философом должны прийти к выводу о том, что ничто в хозяйственной жизни единичной фирмы и общества в целом «не появляется как настоящее, которое потом должно стать прошлым и которое раньше было будущим». Любое экономическое явление в то время, когда мы его воспринимаем, «имеет уже в своем существовании свои три временны/е измерения» ([4], стр. 230).

Я.В. Соколов: бухгалтерские оценки как элемент «временности» Ж.П. Сартра в хозяйственной жизни фирмы

Общая идея Ж.П. Сартра о перманентном взаимопроникновении прошлого, настоящего и будущего и стала основой выводов Я.В. Соколова о временном содержании бухгалтерских оценок и применимости их во времени.

«Все оценки, - писал Я.В. Соколов, - различаются моментом измерения, к которому относится критерий оценки, и моментом, для которого предназначены ее результаты» ([2], стр. 92). Согласно Соколову, «оценка влияния временны/х факторов на оценки в бухгалтерском учете должна предполагать рассмотрение возможных их вариантов как следствия сочетания времени измерения объекта и времени хозяйственных ситуаций» ([2], стр. 93). Такой подход позволил выделить девять типов сочетания указанных факторов относительно 3-х «элементов времени» - прошлого, настоящего и будущего.

Рассмотрим их.

Тип оценок «прошлое в прошлом». «Суть этого подхода, - отмечает Соколов, - в том, что бухгалтер анализирует то, как проходили хозяйственные процессы» ([2], стр. 94). «Первоначальная стоимость в данной системе характеризует оценки, прошедшие в прошедшем, так как представляет совокупность произведенных в прошлом затрат» ([2], стр. 95). «Такой подход, - по мнению Я.В. Соколова, - имеет определенные преимущества:

1) все оценки отражают те платежи, которые действительно имели место;

2) они отражают реальные вложения в той оценке, которая была на момент совершения фактов».

Однако, как отмечает автор, «такая оценка может быть приемлемой только для бухгалтерской ревизии, аудита и исторического анализа, но для самого экономического анализа этот вариант оценки ... мало пригоден. Сохранение первоначальной прошлой исторической оценки дает максимум информации и минимум понимания дела» ([2], стр. 96).

Тип оценок «прошлое в настоящем». «В этом случае, - пишет Я.В. Соколов, - бухгалтер, регистрируя факт хозяйственной жизни, должен его отразить не в той сумме, в которой он фактически имел место, а в той, в какой этот факт оценивается сегодня» ([2], стр. 96). Согласно Соколову, оценка «прошлое в настоящем» уточняет ее предыдущий вариант. В этом случае, «оценка объекта составляет величину затрат, которую мы понесли бы при его приобретении, не в момент регистрации соответствующего факта, но в момент, на который составляется бухгалтерская отчетность» ([2], стр. 97).

Тип оценок «прошлое в будущем». Этот подход, согласно Соколову, представляет капитализированную ренту, «то есть оценку созданных в прошлом активов исходя из доходов, которые они принесут в будущем» ([2], стр. 99). «Этот подход в экономическом смысле очень разумный, - пишет Я.В. Соколов, - и находит широчайшее применение в финансовом анализе, но консервативное бухгалтерское большинство еще не оценило его глубину и пользу» ([2], стр. 99).

Тип оценок «настоящее в прошлом». Специфика этого варианта оценок состоит в том, что «новые оценки приводятся к старым, что обусловливает возникновение ... оценки сопоставимой. Эта оценка, нашедшая широкое применение в статистике и неприменяемая в бухгалтерском учете, скорее вследствие недопонимания, нежели по здравому размышлению, представляет собой оценку современных активов в ценах неких прошлых периодов, по существу, является поправкой настоящих оценок на индекс цен» ([2], стр. 102). «Бухгалтеры, - по мнению Соколова, - должны широко применять эту оценку в условиях анализа прошлой хозяйственной деятельности» ([2], стр. 103).

Тип оценок «настоящее в настоящем». Примером этого типа оценки Я.В. Соколов называл справедливую стоимость, которую «исповедовали и исповедуют многие лучшие умы человечества от Фомы Аквинского (1225-1274) до авторов МСФО» ([2], стр. 107). «Основная идея справедливой цены, - согласно Соколову, - сводится к тому, чтобы все учетные объекты, когда бы они не были куплены (созданы), получили отражение в учете по ценам, сложившимся на дату составления баланса» ([2], стр. 108).

Тип оценок «настоящее в будущем». «Эта оценка, - писал Я.В. Соколов, - очень близка к предыдущей» ([2], стр. 109), то есть к справедливой стоимости. «Особенность [ее] заключается в том, что справедливая стоимость по умолчанию предполагает, что, за сколько я могу продать сегодня имеющиеся у меня объекты, такую сумму я обязан и отразить в балансе. В данном [же] случае речь идет о меноспособности предмета, то есть о реализационной оценке, которая представляет собой сумму выручки, которая в будущем может быть получена от продажи... Таким образом, в отличие от справедливой цены в этом случае предполагается, что какая цена существует на сегодня, по такой цене эти объекты и будут проданы в будущем. Это не совсем реалистичный подход» ... Тем не менее, множество видных бухгалтеров отстаивало именно реализационную оценку как панацею от всех бед. «Можно согласиться, - отмечает Соколов, - что цена реализации лучше, чем, скажем, оценка по себестоимости, но финансовые результаты в этом случае будут искажены существенно больше» ([2], стр. 109).

Тип оценок «будущее в прошлом». «В этом случае, - как отмечает профессор Я.В. Соколов, - учитываемый объект, который был приобретен в прошлом, обычно оценивается по его себестоимости, в будущем может иметь другую стоимость» ([2], стр. 113). Так, приводит пример автор, остаточная стоимость «представляет собой первоначальную стоимость за вычетом обесценения или амортизации, размер которых был предопределен в момент приобретения активов, и в этом смысле администрация может характеризовать настоящие активы исходя из условий, предполагавшихся в прошлом» ([2], стр. 113).

Тип оценок «будущее в настоящем». «В этом случае предполагается, что если сегодня в связи с ликвидацией состоится распродажа всего имущества фирмы, то будут получены такие-то средства. Это так называемая ликвидационная стоимость, определяемая выручкой, которую предприятие может получить от немедленной ликвидации существующих в настоящем активов» ([2], стр. 115).

Тип оценок «будущее в будущем». «Сюда, - пишет Я.В. Соколов, - относятся, прежде всего, различные прогнозные величины, в частности возможной впоследствии ренты или ликвидационной стоимости. ... Они используются в договорах страхования, учете отложенных налогов и выплат, основанных на акциях» ([2], стр. 116-117).

Итоги

Заканчивая этот обзор временных характеристик оценок в бухгалтерском учете, Я.В. Соколов писал, что именно «выбирая время, ... бухгалтер формирует оценку фактов хозяйственной жизни. При этом существенная трудность оценки связана с тем, что  в производственном цикле одни и те же объекты, весь капитал на разных стадиях кругооборота подвергается неодинаковому воздействию времени и соответственно различному обесценению. Более того, всегда надо помнить, что финансовый результат формируется за счет скорости оборачиваемости ценностей и что в зависимости от выбора того или иного времени оценки резко меняются значения коэффициентов ликвидности, оборачиваемости, левериджа, более того, коренным образом меняется вся структура актива и пассива бухгалтерского баланса, а, следовательно, меняется и задача учета: вместо хроники минувших событий он превращается в аппарат составления показателей, характеризующих, ... через оценку, хозяйственную деятельность фирмы» ([2], стр. 118-119).

И вот здесь нам следует вспомнить о том, что показатели, о которых идет речь, определяются, с одной стороны, реальной хозяйственной практикой, а с другой - тем видением этой практики лицами, в ней участвующими, которое характерно для конкретного исторического отрезка времени жизни общества, так как, что не уставал подчеркивать Ж.П. Сартр, «мир является человеческим» ([4], стр. 244). О том, какому видению результатов деятельности фирмы соответствует современная концепция МСФО - наша следующая статья.

Литература:
1. Я.В. Соколов. Бухгалтерский учет: веселая наука - М.: ООО «1С-Паблишинг», 2011.
2. Я.В. Соколов. Бухгалтерский учет как сумма фактов хозяйственной жизни - М.: Магистр, 2010.
3. Я.В. Соколов. Основы теории бухгалтерского учета - М.: Финансы и статистика, 2000.
4. Ж.П. Сартр. Бытие и ничто: опыт феноменологической онтологии. - М.: Республика, 2000.

Время в бухгалтерском учете: Ярослав Соколов и Жан Поль Сартр

В предыдущих статьях мы с вами последовательно рассмотрели содержание трех базовых концепций бухгалтерского баланса - статической, динамической и органической. Мы начали разговор о них с обсуждения происхождения баланса как приема контроля правильности ведения бухгалтерских записей на счетах и способа переноса учетных остатков из книг предыдущего периода в новый отчетный год. Мы проследили постепенный эволюционный путь от этих «истоков» баланса к формированию практики его составления как модели фирмы, модели, арифметическое содержание которой, воплощающееся в знаменитом балансовом уравнении А = П, задает и границы ее возможностей. Именно эти границы, определяемые представлением в балансе трех самостоятельных категорий - активы, обязательства перед кредиторами и собственный капитал, как жестко взаимоувязанных величин, получаемых путем бухгалтерской оценки хозяйственных фактов  в деньгах, стали причиной того тупика в который пришла теория органического баланса Шмидта и из которого сегодня пытаются вывести современный бухгалтерский учет концептуальные основы Международных стандартов финансовой отчетности (МСФО).

Практически весь комплекс методологических новшеств, которые подарили бухгалтерскому учету МСФО, связан с попытками показать с помощью традиционных бухгалтерских приемов влияние на финансовое положение фирмы важнейшей характеристики современной экономики - временной ценности денег, иными словами - учесть время. В современной экономике ход времени даже в самой ближайшей к выбираемой точке отсчета перспективе настолько существенно меняет положение дел, что не замечать этого для бухгалтерского учета означает постепенно превратиться в бесполезный склад давно устаревших приемов прошлого. Бухгалтерский учет рисует перед заинтересованными лицами картину положения дел отдельных предприятий с помощью денежной оценки - представления целого ряда самостоятельных аспектов хозяйственной жизни компании в едином денежном измерителе. Денежная оценка - это то, что лежит в основе бухгалтерского видения и представления хозяйственной жизни фирмы. Отсюда, главный вопрос, который сегодня мы должны задать современной бухгалтерии, заключается в том, насколько те оценки, которые использует бухгалтер, составляя отчетность фирмы, адекватны реальному состоянию ее дел, и тому, как видят это состояние дел те лица, которые принимают управленческие решения, определяющие судьбу компании. Поэтому, дорогие читатели, прежде чем мы обратимся к содержанию той концепции баланса, которую сегодня воплощают МСФО, нам нужно попытаться разобраться в том, что представляет собой проблема учета фактора времени в современной бухгалтерии в целом.

В январе 2007 года в рубрике «Занимательная бухгалтерия» нашего журнала появилась статья профессора Я.В. Соколова (1938 -2010) «Время в бухгалтерском учете». «Мы, - писал профессор Соколов, - всегда все оцениваем с точки зрения сегодняшнего дня. Однако сегодня почти ничего не бывает». «Традиционный учет, - утверждал Ярослав Вячеславович, - это история того, что было, но написанная сегодня. Мы всегда пишем или о будущем, или о прошлом, последнее преобладает в традиционной бухгалтерии» ([1], стр. 346).

«Прежде всего, - продолжал Соколов, - значение времени проявляется в анализе баланса. Принятая его отчетная форма игнорирует фактор времени, но практика требует его анализа, который проводится вне фактора времени» ([1], стр. 347). При этом, «самое удивительное в действии фактора времени - это то, что он лишает основную единицу измерения определенного смысла. Весь бухгалтерский учет основан на единой денежной единице... А покупательная сила этих денег во времени постоянно меняется. Но вместе с колебаниями рубля [денежной единицы - М.П.] колеблются во времени и все оценки имущества и обязательств» ([1], стр. 350).

Общий вывод, к которому приходил Я.В. Соколов в данной статье, заключался в том, что «традиционные отчетные формы организаций лишены смысла, позволяющего передать действие фактора времени на экономическую жизнь фирмы и ее представляемое в отчетности финансовое положение» ([1], стр. 351).

Эта статья профессора Соколова представляет собой лишь очень маленькую часть его большой работы, связанной с проблемой раскрытия в учетных данных фактора времени как экономической реальности. С ее итогами мы можем познакомиться в книге Я.В. Соколова «Бухгалтерский учет как сумма фактов хозяйственной жизни» ([2], стр. 91-120), увидевшей свет незадолго до его ухода из жизни. Результаты его исследований в данной области представлены в главе 4 этой работы «Концептуальная реконструкция фактов хозяйственной жизни во времени», написанной совместно с сыном - Вячеславом Ярославовичем Соколовым. Этот текст можно считать продолжением размышлений Я.В. Соколова и В.Я. Соколова над вопросами оценки в бухгалтерском учете, сформировавших главу 6 «Оценка как задача счетоводства и счетоведения» книги Я.В. Соколова «Основы теории бухгалтерского учета», вышедшей в 2000 году ([3], стр. 197-238). К содержанию «Суммы фактов» мы и обратимся сегодня.

Как единая денежная оценка может привести к несопоставимости отчетных данных?

Денежная оценка хозяйственных фактов, формирующая величины, включаемые в бухгалтерскую отчетность фирмы, может существовать и существует только во времени и относительно конкретных моментов времени. Таким образом, временно/й фактор является важнейшим компонентом метода оценки в бухгалтерском учете. Мы оцениваем факты, которые происходили «вчера», происходят «сейчас», или, как мы полагаем, будут происходить «завтра». Мы воспринимаем оценку фактов, как относящуюся к прошлому фирмы, ее настоящему, или с точки зрения ее влияния на будущее фирмы. Таким образом, время входит в бухгалтерский учет, а хозяйственная жизнь фирмы проходит сквозь время.

И вот с развитием экономической жизни общества, в котором мы живем, все заметнее становятся две важнейших для понимания сути бухгалтерской отчетности характеристики бухгалтерского баланса:

  • во-первых, в балансе смешиваются деньги как предмет оценки (это статьи денежных средств актива), и деньги как инструмент оценки (это единый измеритель всех данных финансовой отчетности компаний);
  • во-вторых, оценка в деньгах, призванная обеспечить единство измерителя статей отчетности, сделать их величины сопоставимыми, в действительности как раз может лишать их сопоставимости, так как время оценки, представляемой в балансе и иных формах «традиционной» отчетности, всегда разное. И чем заметнее влияние фактора времени на временну/ю ценность денег и хозяйственную жизнь ведущей учет фирмы, тем менее сопоставимыми становятся оценки отдельных активов и пассивов.

Так, если мы оцениваем активы по себестоимости, представляемые в активе баланса величины отражают наши затраты, понесенные «вчера», «позавчера» и т. д. Все они имели место в разные моменты прошлого фирмы. Они отражают в себе те цены разных периодов времени, которые уже совершенно не актуальны сегодня. Только представьте, что основное средство, купленное каким-нибудь заводом более 25 лет назад, и срок эксплуатации которого, допустим, составлял 30 лет, принималось к учету исходя из стоимостного критерия отнесения к основным средствам - 100 рублей (!). Эти затраты разных моментов времени в учете в том числе складываются в то, что мы называем себестоимостью продукции - но о какой себестоимости здесь может идти речь?

Однако именно эта не отвечающая на момент получения доходов реальности величина и служит основанием для исчисления прибыли при составлении бухгалтерской отчетности фирмы.

В активах и пассивах отражаются величины обязательств - суммы долгов, ожидаемых к получению и предполагаемых к выплате. Но это «завтрашние» деньги. Их «сегодняшняя» оценка, отражающая суммы «вчерашних» сделок, конечно, неадекватна тому влиянию на хозяйственную жизнь фирмы, которое они окажут, когда будут получены и выплачены.

И как разность между этими, имеющими лишь весьма косвенное отношение друг к другу и к текущему моменту времени (например, отчетной дате) суммами, мы оцениваем размер собственного капитала фирмы и его динамику как рост или снижение благосостояния собственников фирмы.

Все это выглядит весьма абсурдно, не правда ли? И тут выходом видится приведение оценки всех статей отчетности к единому моменту времени посредством оценки активов по справедливой стоимости и дисконтированием сумм обязательств. Но давайте не будем торопиться, и посмотрим, что же означает «реконструировать факт хозяйственной жизни во времени» согласно профессору Соколову.

При чем тут Ж. П. Сартр?

Одна из цитат, которая предваряет рассматриваемую главу «Суммы фактов» ([2]) - это цитата Ж.П. Сартра (1905-1980) «прошлое есть то, чем я являюсь, не имея возможности им существовать». Обращение к величайшему философу XX века здесь совершенно не случайно, так как именно философская концепция времени Ж.П. Сартра, как показывает знакомство с работой Я.В. Соколова, и была взята им за основу своей концепции времени в бухгалтерском учете.

Главы II «Временность» и III «Трансцендентность» второй части «Бытие-для-себя» самого известного и значительного философского труда Ж.П. Сартра «Бытие и ничто» ([4]) посвящены анализу таких феноменов времени как «прошлое», «настоящее» и «будущее» и возможности существования их в человеческом сознании мыслящего индивида. Выбор этой части учения Сартра Я.В. Соколовым в качестве общефилософского основания своей позиции, на наш взгляд, соответствует общей идее, красной нитью проходящей через всю «Сумму фактов» ([2]). Это идея чрезвычайной важности осознания того значения, которое имеет восприятие данных бухгалтерского учета для понимания его места в экономической жизни общества. Бухгалтерский учет не может играть никакой роли в экономике вне восприятия учетных данных пользователями отчетности. Это чрезвычайно важно понимать всем нам, дорогие коллеги.

Прежде, чем мы обратимся к мыслям Ж.П. Сартра, без которых мы просто не сможем понять идей профессора Соколова, нам необходимо обратить внимание на следующее очевидное обстоятельство.

Хозяйственная жизнь любой фирмы определяется действиями лиц - участников экономических отношений. Их действия - это следствие принимаемых ими управленческих решений. Эти решения основываются на информации об экономической реальности, значимую часть которой составляют именно данные бухгалтерского учета. Бухгалтерский учет, как и любые иные информационные сообщения, представляет хозяйственную жизнь фирмы посредством категорий времени - прошлое, настоящее и будущее. Таким образом, каждый хозяйственный факт и любой вариант его бухгалтерской интерпретации может, и, что самое главное, должен рассматриваться в свете этих категорий. Только так мы сможем понять то реальное действие, которое могут оказать учетные данные на принимающих решения лиц.

«Временность» Ж.П. Сартра как характеристика бухгалтерского учета

Центральная идея Сартра в системе его взглядов на время состоит в том, что любой факт, любое явление можно воспринимать во времени, только рассматривая течение времени как нечто существующее и происходящее непрерывно. Любой момент времени всегда взаимосвязан со всеми прочими его моментами, влияет на них, и при этом сам формируется и существует исключительно под их влиянием.

«Временность (la temporalite'), - писал Сартр, - есть очевидно организованная структура, и так называемые три «элемента» времени - прошлое, настоящее, будущее - не следует рассматривать как собрание «данных», которые должны составить сумму, например, бесконечный ряд «теперь» ... иначе мы с самого начала получим парадокс: прошлого больше нет, будущего еще нет, что же касается настоящего момента, то каждый хорошо знает, что его совсем нет, он является границей бесконечного деления» ([4], стр. 137). «Таким образом, весь ряд уничтожается ... [и] единственно возможный метод исследования временности заключается в том, чтобы приступить к ее рассмотрению как к целостности ... и особенно следует добиваться, чтобы каждое рассматриваемое измерение появилось на фоне временно/й целостности» ([4], стр. 137).

Конечно, мы можем воспринимать что-либо только из нашего настоящего. В этом смысле, продолжает Сартр, «настоящее есть то, что находится в противопоставлении с будущим, которого еще нет, и с прошлым, которого больше нет» ([4], стр. 150). Однако ясно, что то, что существует в настоящем, «отличается от всякого другого существования своим характером присутствия» ([4], стр. 150). И здесь, согласно Сартру, важно понять, что «быть прошлым или стать будущим значимо для события, а иметь прошлое, или предполагать будущее - для человеческой реальности» ([4], стр. 150). А реальность - это не что иное, как наше настоящее.

Что это может означать для хозяйственной жизни фирмы? Какой бы общефилософской и абстрактно далекой не казалась категория временности, она характеризует деятельность любой фирмы. Временность позволяет нам увидеть жизнь предприятия как непрерывно длящийся процесс, где прошлое, настоящее и будущее являются лишь условными метками, задаваемыми нашим восприятием и нашими текущими целями, а, следовательно, неочевидными и нестатичными. Элементы этого непрерывного процесса всегда взаимообусловливают друг друга. Это имеет непосредственное отношение и к бухгалтерскому учету.

Так, например, бухгалтер исчисляет величину прибыли или убытка отчетного периода. Это разность между доходами и расходами. Если расходы - это себестоимость проданной продукции, то ее величина отражает когда-то потраченные фирмой суммы денежных средств - это прошлые расходы в «прошлых» деньгах. Сумма выручки, формирующая доход от продаж - это не что иное, как прошлые доходы в «прошлых» деньгах. Фактически эти траты и поступления имели место в разные моменты времени. Разность между ними определит сумму «настоящей» прибыли фирмы, которая станет основанием для исчисления величин налоговых обязательств и дивидендов. Мы, таким образом, исчислим в «настоящих» деньгах «будущие» платежи, которые фактически будут осуществлены «будущими» деньгами.

Не правда ли, любопытное переплетение учетных оценок? Но речь, как вы могли заметить, идет не только о бухгалтерских оценках, но и об их влиянии на реальные действия экономических субъектов.

Управлять фирмой можно, только представляя себе ее будущее. «Охотник, - пишет Ж.П. Сартр, - прицеливающийся в птицу туда, где он ее видит, делает промах, так как птицы уже больше нет на этом месте, когда там появляется пуля. Напротив, он попадет в нее, если прицелится немного вперед, в точку, где птица еще не появилась» ([4], стр. 146). Таким образом, бухгалтерский учет должен служить пользователям отчетности основой прогнозирования экономической реальности. И здесь важность приобретают прогнозные оценки будущего. Однако могут ли прогнозные оценки, отражающие аккумулируемые активами будущие доходы, будущие платежи, приведенные к текущему моменту, величины амортизации, рассчитываемые исходя из прогнозируемого срока службы основного средства и т. п., действительно отражать будущее? На этот вопрос также следует поискать ответ у Ж.П. Сартра.

Будущее как элемент настоящего и прошлого

Согласно Сартру, то будущее, которое мы имеем в настоящем, таково, что мы только можем им быть, так как наша свобода настоящих действий, подтачивает это будущее, постоянно меняя его заданность текущими событиями. Наше настоящее постоянно творит наше будущее, и это непрерывный процесс. Всякое явление действительности, с момента своего появления «размещает сразу некоторые из своих структур и свойств в будущее» ([4], стр. 240). Так, мы можем вернуться к примеру с величиной бухгалтерской прибыли. Ее рассчитанная в настоящем величина определяет будущие налоговые платежи. И изменение, например, метода распределения какого-либо вида расходов, смена способов начисления амортизации, реализуемые сегодня, меняют будущее наших расчетов с бюджетом.

Однако (что гораздо более значимо для наших рассуждений о возможности использования в учете прогнозных оценок и их роли в принятии управленческих решений и, в конечном счете, в хозяйственной жизни фирмы) существует и связь противоположной направленности. Важно то, что наши настоящие представления о будущем служат основой наших «сегодняшних» действий. Именно на это и указывает Сартр, когда пишет о том, что «будущее является тем, что мы имеем в настоящем, поскольку мы можем и не быть им» ([4], стр. 155).

Так, например, выбирая способ и определяя срок амортизации основного средства, мы исходим из наших предположений о его будущем использовании. Мы, таким образом, представляем себе это будущее как некую определенность, как некий вариант (сценарий) развития событий, коим оно вполне может и не стать. Исходя из наших предположений о будущем, мы в настоящем начисляем амортизацию. Ее сумма определяет ту нашу будущую прибыль, величину которой мы получим при составлении отчетности. Величина прибыли будет сформирована в будущем, но (!) она не была бы такой, если бы в нашем настоящем, которое к тому моменту уже станет прошлым, мы не выбрали бы конкретные способ и срок начисления амортизации, исходя из допускаемого нами будущего. Таким образом, именно наше сегодняшнее восприятие нашего будущего способно изменить этого будущего реальность. Наши сегодняшние экономические действия, основывающиеся на наших сегодняшних прогнозах, меняя реальность, меняют, тем самым, и будущее (часто в расхождение с прогнозами, на него таким образом повлиявшими).

Именно об этом и писал Сартр, утверждая, что любой конкретный момент времени является «Настоящим своего Прошлого в форме предшествующего Будущего этого Прошлого» ([4], стр. 174).

Таким образом, наши прогнозные оценки могут быть в чистом виде прогнозными только в том случае, если они строятся относительно явлений, которые совершенно от нас не зависят. Например, сюда можно отнести наши прогнозы относительно траекторий движения комет. Что же касается наших прогнозов относительно явлений социальной жизни, в которой мы одновременно выступаем и в роли наблюдаемых, и в роли наблюдающих объектов, то здесь наши прогнозные оценки будущего, определяя наше поведение в настоящем, всегда будут влиять и на это будущее, сами его меняя, иногда, как мы уже сказали, далеко не в сторону сделанных ранее прогнозов. Именно это и определяет ту роль, которую играет в экономической жизни общества бухгалтерский учет как поставщик информации, формирующей восприятие экономической реальности.

Таким образом, читая Ж.П. Сартра и думая о бухгалтерии, мы вслед за великим философом должны прийти к выводу о том, что ничто в хозяйственной жизни единичной фирмы и общества в целом «не появляется как настоящее, которое потом должно стать прошлым и которое раньше было будущим». Любое экономическое явление в то время, когда мы его воспринимаем, «имеет уже в своем существовании свои три временны/е измерения» ([4], стр. 230).

Я.В. Соколов: бухгалтерские оценки как элемент «временности» Ж.П. Сартра в хозяйственной жизни фирмы

Общая идея Ж.П. Сартра о перманентном взаимопроникновении прошлого, настоящего и будущего и стала основой выводов Я.В. Соколова о временном содержании бухгалтерских оценок и применимости их во времени.

«Все оценки, - писал Я.В. Соколов, - различаются моментом измерения, к которому относится критерий оценки, и моментом, для которого предназначены ее результаты» ([2], стр. 92). Согласно Соколову, «оценка влияния временны/х факторов на оценки в бухгалтерском учете должна предполагать рассмотрение возможных их вариантов как следствия сочетания времени измерения объекта и времени хозяйственных ситуаций» ([2], стр. 93). Такой подход позволил выделить девять типов сочетания указанных факторов относительно 3-х «элементов времени» - прошлого, настоящего и будущего.

Рассмотрим их.

Тип оценок «прошлое в прошлом». «Суть этого подхода, - отмечает Соколов, - в том, что бухгалтер анализирует то, как проходили хозяйственные процессы» ([2], стр. 94). «Первоначальная стоимость в данной системе характеризует оценки, прошедшие в прошедшем, так как представляет совокупность произведенных в прошлом затрат» ([2], стр. 95). «Такой подход, - по мнению Я.В. Соколова, - имеет определенные преимущества:

1) все оценки отражают те платежи, которые действительно имели место;

2) они отражают реальные вложения в той оценке, которая была на момент совершения фактов».

Однако, как отмечает автор, «такая оценка может быть приемлемой только для бухгалтерской ревизии, аудита и исторического анализа, но для самого экономического анализа этот вариант оценки ... мало пригоден. Сохранение первоначальной прошлой исторической оценки дает максимум информации и минимум понимания дела» ([2], стр. 96).

Тип оценок «прошлое в настоящем». «В этом случае, - пишет Я.В. Соколов, - бухгалтер, регистрируя факт хозяйственной жизни, должен его отразить не в той сумме, в которой он фактически имел место, а в той, в какой этот факт оценивается сегодня» ([2], стр. 96). Согласно Соколову, оценка «прошлое в настоящем» уточняет ее предыдущий вариант. В этом случае, «оценка объекта составляет величину затрат, которую мы понесли бы при его приобретении, не в момент регистрации соответствующего факта, но в момент, на который составляется бухгалтерская отчетность» ([2], стр. 97).

Тип оценок «прошлое в будущем». Этот подход, согласно Соколову, представляет капитализированную ренту, «то есть оценку созданных в прошлом активов исходя из доходов, которые они принесут в будущем» ([2], стр. 99). «Этот подход в экономическом смысле очень разумный, - пишет Я.В. Соколов, - и находит широчайшее применение в финансовом анализе, но консервативное бухгалтерское большинство еще не оценило его глубину и пользу» ([2], стр. 99).

Тип оценок «настоящее в прошлом». Специфика этого варианта оценок состоит в том, что «новые оценки приводятся к старым, что обусловливает возникновение ... оценки сопоставимой. Эта оценка, нашедшая широкое применение в статистике и неприменяемая в бухгалтерском учете, скорее вследствие недопонимания, нежели по здравому размышлению, представляет собой оценку современных активов в ценах неких прошлых периодов, по существу, является поправкой настоящих оценок на индекс цен» ([2], стр. 102). «Бухгалтеры, - по мнению Соколова, - должны широко применять эту оценку в условиях анализа прошлой хозяйственной деятельности» ([2], стр. 103).

Тип оценок «настоящее в настоящем». Примером этого типа оценки Я.В. Соколов называл справедливую стоимость, которую «исповедовали и исповедуют многие лучшие умы человечества от Фомы Аквинского (1225-1274) до авторов МСФО» ([2], стр. 107). «Основная идея справедливой цены, - согласно Соколову, - сводится к тому, чтобы все учетные объекты, когда бы они не были куплены (созданы), получили отражение в учете по ценам, сложившимся на дату составления баланса» ([2], стр. 108).

Тип оценок «настоящее в будущем». «Эта оценка, - писал Я.В. Соколов, - очень близка к предыдущей» ([2], стр. 109), то есть к справедливой стоимости. «Особенность [ее] заключается в том, что справедливая стоимость по умолчанию предполагает, что, за сколько я могу продать сегодня имеющиеся у меня объекты, такую сумму я обязан и отразить в балансе. В данном [же] случае речь идет о меноспособности предмета, то есть о реализационной оценке, которая представляет собой сумму выручки, которая в будущем может быть получена от продажи... Таким образом, в отличие от справедливой цены в этом случае предполагается, что какая цена существует на сегодня, по такой цене эти объекты и будут проданы в будущем. Это не совсем реалистичный подход» ... Тем не менее, множество видных бухгалтеров отстаивало именно реализационную оценку как панацею от всех бед. «Можно согласиться, - отмечает Соколов, - что цена реализации лучше, чем, скажем, оценка по себестоимости, но финансовые результаты в этом случае будут искажены существенно больше» ([2], стр. 109).

Тип оценок «будущее в прошлом». «В этом случае, - как отмечает профессор Я.В. Соколов, - учитываемый объект, который был приобретен в прошлом, обычно оценивается по его себестоимости, в будущем может иметь другую стоимость» ([2], стр. 113). Так, приводит пример автор, остаточная стоимость «представляет собой первоначальную стоимость за вычетом обесценения или амортизации, размер которых был предопределен в момент приобретения активов, и в этом смысле администрация может характеризовать настоящие активы исходя из условий, предполагавшихся в прошлом» ([2], стр. 113).

Тип оценок «будущее в настоящем». «В этом случае предполагается, что если сегодня в связи с ликвидацией состоится распродажа всего имущества фирмы, то будут получены такие-то средства. Это так называемая ликвидационная стоимость, определяемая выручкой, которую предприятие может получить от немедленной ликвидации существующих в настоящем активов» ([2], стр. 115).

Тип оценок «будущее в будущем». «Сюда, - пишет Я.В. Соколов, - относятся, прежде всего, различные прогнозные величины, в частности возможной впоследствии ренты или ликвидационной стоимости. ... Они используются в договорах страхования, учете отложенных налогов и выплат, основанных на акциях» ([2], стр. 116-117).

Итоги

Заканчивая этот обзор временных характеристик оценок в бухгалтерском учете, Я.В. Соколов писал, что именно «выбирая время, ... бухгалтер формирует оценку фактов хозяйственной жизни. При этом существенная трудность оценки связана с тем, что  в производственном цикле одни и те же объекты, весь капитал на разных стадиях кругооборота подвергается неодинаковому воздействию времени и соответственно различному обесценению. Более того, всегда надо помнить, что финансовый результат формируется за счет скорости оборачиваемости ценностей и что в зависимости от выбора того или иного времени оценки резко меняются значения коэффициентов ликвидности, оборачиваемости, левериджа, более того, коренным образом меняется вся структура актива и пассива бухгалтерского баланса, а, следовательно, меняется и задача учета: вместо хроники минувших событий он превращается в аппарат составления показателей, характеризующих, ... через оценку, хозяйственную деятельность фирмы» ([2], стр. 118-119).

И вот здесь нам следует вспомнить о том, что показатели, о которых идет речь, определяются, с одной стороны, реальной хозяйственной практикой, а с другой - тем видением этой практики лицами, в ней участвующими, которое характерно для конкретного исторического отрезка времени жизни общества, так как, что не уставал подчеркивать Ж.П. Сартр, «мир является человеческим» ([4], стр. 244). О том, какому видению результатов деятельности фирмы соответствует современная концепция МСФО - наша следующая статья.

Литература:
1. Я.В. Соколов. Бухгалтерский учет: веселая наука - М.: ООО «1С-Паблишинг», 2011.
2. Я.В. Соколов. Бухгалтерский учет как сумма фактов хозяйственной жизни - М.: Магистр, 2010.
3. Я.В. Соколов. Основы теории бухгалтерского учета - М.: Финансы и статистика, 2000.
4. Ж.П. Сартр. Бытие и ничто: опыт феноменологической онтологии. - М.: Республика, 2000.

Отправить на почту
Печать
Написать комментарий

Предложения партнеров
Обучение пользователей продуктов 1С

1С бесплатно 1С-Отчетность 1С:ERP Управление предприятием 1С:Бесплатно 1С:Бухгалтерия 8 1С:Бухгалтерия 8 КОРП 1С:Бухгалтерия автономного учреждения 1С:Бухгалтерия государственного учреждения 1С:Бюджет муниципального образования 1С:Бюджет поселения 1С:Вещевое довольствие 1С:Деньги 1С:Документооборот 1С:Зарплата и кадры бюджетного учреждения 1С:Зарплата и кадры государственного учреждения 1С:Зарплата и управление персоналом 1С:Зарплата и управление персоналом КОРП 1С:Комплексная автоматизация 8 1С:Лекторий 1С:Предприятие 1С:Предприятие 7.7 1С:Предприятие 8 1С:Розница 1С:Управление нашей фирмой 1С:Управление производственным предприятием 1С:Управление торговлей 1СПредприятие 8

Все теги
© ООО "1C" 2000-2018 г.