Новости для бухгалтера, бухучет, налогообложение, отчетность, ФСБУ, прослеживаемость и маркировка, 1С:Бухгалтерия

Вход или Регистрация

Учет аренды по ФСБУ 25/2018: общие положения стандарта

22.02.2022
Бухгалтерский ДЗЕН подписывайтесь на наш канал

Учет аренды по ФСБУ 25/2018: общие положения стандарта
В статье профессор М.Л. Пятов (СПбГУ) рассматривает содержание общих положений вступившего в силу с начала 2022 года ФСБУ 25/2018 «Аренда» в контексте отечественного бухгалтерского законодательства, положений МСФО и норм гражданского права. В их числе: сфера применения ФСБУ 25/2018; определение понятия «объект аренды» как предмета бухгалтерского учета; квалификация арендных платежей; специальное определение справедливой стоимости для целей учета операций аренды; специфика понятия «срок аренды» в трактовке ФСБУ 25/2018.

Дорогие коллеги! 

В данной статье мы продолжаем обсуждение положений ставшего обязательным к применению с начала 2022 года ФСБУ 25/2018 «Бухгалтерский учет аренды» (утв. приказом Минфина России от 16.10.2018 № 208н). В предыдущих публикациях, посвященных содержанию данного нормативного документа, мы обсудили, как в целом может измениться представляемая в финансовой отчетности организаций картина их финансового положения с началом применения предписаний ФСБУ 25/2018, в особенности данных об их рентабельности. Также мы поговорили о возможности непосредственного применения положений международных стандартов финансовой отчетности (МСФО) при составлении индивидуальной (неконсолидированной) финансовой отчетности отечественными организациями, применяющими ФСБУ 25/2018. 

Давайте обратимся непосредственно к содержанию положений ФСБУ 25/2018, определяющих правила учета операций аренды. 

Прежде всего, вспомним: ФСБУ 25/2018 принципиально меняет порядок признания внеоборотных активов, существовавший всю историю постсоветской отечественной практики бухгалтерского учета, приводя его в соответствие с ключевой установкой МСФО — приоритетом экономического содержания отражаемых в учете фактов над их юридической формой. 

Согласно МСФО, активом признается ресурс, контролируемый компанией и используемый ею в деятельности, приносящей экономические выгоды (доходы). В данной трактовке критерий наличия права собственности для признания внеоборотного актива утрачивает свою значимость. 

Такой в определенном смысле революционный характер ФСБУ 25/2018 требует тщательного рассмотрения не только устанавливаемых им правил учета конкретных фактов исполнения сделок аренды, но и общих (базовых) положений данного нормативного документа, выступающих концептуальными основами учета аренды по новым правилам.

Аренда любого типа получает общие правила учета

Прежде всего нам следует обратить внимание на содержание пункта 2 ФСБУ 25/2018, согласно которому данный «Стандарт применяется сторонами договоров аренды (субаренды), а также иных договоров, положения которых по отдельности или во взаимосвязи предусматривают предоставление арендодателем, лизингодателем, правообладателем, иным лицом (далее — арендодатель) за плату арендатору, лизингополучателю, пользователю, иному лицу (далее — арендатор) имущества во временное пользование (далее — договор аренды)». ФСБУ 25/2018 устанавливается, что «настоящий Стандарт применяется вне зависимости от наличия в договорах финансовой аренды (лизинга) и иных сходных договорах условий, в соответствии с которыми имущество, предоставляемое за плату во временное пользование в целом или отдельно по каждой из частей (далее — предмет аренды), учитывается на балансе арендодателя или арендатора».

Напомним, что до 01.01.2022 продолжали действовать методические указания «Об отражении в бухгалтерском учете операций по договору лизинга, утв. приказом Минфина России от 17.02.1997 № 15, в соответствии с пунктом 6 которого лизинговое имущество в зависимости от того, как это определялось в договоре лизинга, могло учитываться на балансе либо лизингополучателя, либо лизингодателя.

Таким образом, процитированные положения ФСБУ 25/2018 подчеркивают, что его предписания распространяются на все виды договоров аренды (субаренды), заключаемые в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно статье 606 действующего ГК РФ, «по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование».

Согласно пункту 2 статьи 615 ГК РФ, «арендатор вправе с согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду (поднаем) и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем), предоставлять арендованное имущество в безвозмездное пользование, а также отдавать арендные права в залоги, вносить их в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив, если иное не установлено настоящим Кодексом, другим законом или иными правовыми актами. В указанных случаях, за исключением перенайма, ответственным по договору перед арендодателем остается арендатор. <…>

К договорам субаренды — устанавливает ГК РФ — применяются правила о договорах аренды, если иное не установлено законом или иными правовыми актами».

За рамками предписаний ФСБУ 25/2018

Специальное положение, содержащееся в пункте 3 ФСБУ 25/2018, отграничивает состав объектов, к правилам бухгалтерского учета которых его положения применяться не могут.

Устанавливается, что ФСБУ 25/2018 не применяется при предоставлении:

а) «участков недр для геологического изучения, разведки и (или) добычи полезных ископаемых».

shutterstock_648657715.jpgНапомним, согласно Закону РФ от 21.02.1992 № 2395-1 «О недрах» (далее — Закон о недрах), «недра являются частью земной коры, расположенной ниже почвенного слоя, а при его отсутствии — ниже земной поверхности и дна водоемов и водотоков, простирающейся до глубин, доступных для геологического изучения и освоения».

Согласно статье 1.2 Закона о недрах, «недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Участки недр не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Права пользования недрами могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается федеральными законами».

б) «результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, а также материальных носителей, в которых эти результаты и средства выражены».

В настоящее время, согласно ПБУ 14/2007 «Учет нематериальных активов» (утв. приказом Минфина России от 27.12.2007 № 153н, далее — ПБУ 14/2007), «отражение в бухгалтерском учете организации операций, связанных с предоставлением (получением) права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (за исключением права использования наименования места происхождения товара), осуществляется на основании лицензионных договоров, договоров коммерческой концессии и других аналогичных договоров, заключенных в соответствии с установленным законодательством порядком» (п. 37).

«Нематериальные активы, предоставленные правообладателем (лицензиаром) в пользование (при сохранении исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации), не списываются и подлежат обособленному отражению в бухгалтерском учете у правообладателя (лицензиара). Начисление амортизации по нематериальным активам, предоставленным в пользование, производится правообладателем (лицензиаром)» (п. 38).

Согласно пункту 39 ПБУ 14/2007, «нематериальные активы, полученные в пользование, учитываются пользователем (лицензиатом) на забалансовом счете в оценке, определяемой исходя из размера вознаграждения, установленного в договоре».

в) «объектов концессионного соглашения».

Согласно статье 3 Федерального закона от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях», «по концессионному соглашению одна сторона (концессионер) обязуется за свой счет создать и (или) реконструировать определенное этим соглашением имущество (недвижимое имущество или недвижимое имущество и движимое имущество, технологически связанные между собой и предназначенные для осуществления деятельности, предусмотренной концессионным соглашением, … (далее — объект концессионного соглашения), право собственности на которое принадлежит или будет принадлежать другой стороне (концеденту), осуществлять деятельность с использованием (эксплуатацией) объекта концессионного соглашения, а концедент обязуется предоставить концессионеру на срок, установленный этим соглашением, права владения и пользования объектом концессионного соглашения для осуществления указанной деятельности».

Специальным положением, заключенным в пункте 4 ФСБУ 25/2018, определяется, что данный Стандарт не распространяется на организации государственного сектора.

Далее ФСБУ 25/2018 начинает оперировать понятием «объект учета аренды».

Условия признания

Согласно предписаниям пункта 5 ФСБУ 25/2018, «в целях применения положений настоящего Стандарта объекты бухгалтерского учета классифицируются как объекты учета аренды при единовременном выполнении следующих условий» (их называется четыре).

Условие № 1: «арендодатель предоставляет арендатору предмет аренды на определенный срок».

Это предписание требует специального комментария. Согласно статье 610 ГК РФ «Срок договора аренды», «договор аренды заключается на определенный в нем срок». Однако при этом пункт 2 данной статьи Кодекс устанавливает, что «если срок аренды в договоре не определен, договор аренды считается заключенным на неопределенный срок». «В этом случае — гласит Кодекс — каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону за один месяц, а при аренде недвижимого имущества за три месяца».

Специальным положением пункта 3 статьи 610 ГК РФ определяется, что «законом могут устанавливаться максимальные (предельные) сроки договора для отдельных видов аренды, а также для аренды отдельных видов имущества. В этих случаях, если срок аренды в договоре не определен и ни одна из сторон не отказалась от договора до истечения предельного срока, установленного законом, договор по истечении предельного срока прекращается. Договор аренды, заключенный на срок, превышающий установленный законом предельный срок, считается заключенным на срок, равный предельному».

И вот получается, а иного варианта буквальное прочтение текста ФСБУ 25/2018 не предполагает, что если договор аренды заключен на неопределенный срок, то его объект (сдаваемое в аренду имущество) не может рассматриваться в качестве объекта учета аренды, даже если впоследствии выяснится, что аренда приняла долгосрочный характер.

Условие № 2: «предмет аренды идентифицируется (предмет аренды определен в договоре аренды, и этим договором не предусмотрено право арендодателя по своему усмотрению заменить предмет аренды в любой момент в течение срока аренды)».

Это чрезвычайно важное положение, полностью соответствующее гражданско-правовому духу договора аренды. Согласно пункту 1 статьи 607 ГК РФ «Объекты аренды», «в аренду могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования (непотребляемые вещи)». При этом пунктом 3 данной статьи ГК специально устанавливается, что «в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным».

Следующее из называемых ФСБУ 25/2018 условий отражает значение для бухгалтерского учета аренды общего определения актива в соответствии с МСФО. Объект может быть классифицирован как объект учета аренды в случае, если:

Условие № 3: «арендатор имеет право на получение экономических выгод от использования предмета аренды в течение срока аренды».

Иными словами, если владение и пользование предметом заключенного договора аренды, независимо от его сроков и наличия у арендатора права последующего выкупа предмета договора, не предполагает извлечение арендатором экономических выгод, данное имущество не может отражаться в бухгалтерском учете как объект аренды.

И, наконец, обязательным условием для признания предмета договора аренды в качестве объекта бухгалтерского учета аренды является то, что:

Условие № 4: «арендатор имеет право определять, как и для какой цели используется предмет аренды в той степени, в которой это не предопределено техническими характеристиками предмета аренды».

Следует отметить, что такая степень свободы в определении использования арендованного имущества может быть характерна не для каждого договора аренды. Согласно статье 615 ГК РФ «Пользование арендованным имуществом», «арендатор обязан пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества». ФСБУ 25/2018 в качестве таких возможных границ называет только технические характеристики предмета аренды. Отсюда если такие ограничения накладываются договором аренды и они выходят за рамки исключительно технических характеристик арендуемого имущества (например, условие об использовании арендуемого оборудования только на одном определенном предприятии арендатора из всех ему принадлежащих), то такое имущество уже не может квалифицироваться для целей бухгалтерского учета как «объект учета аренды». Вопрос о том, как следует учитывать такое имущество у сторон договора аренды, включающего условия о подобных ограничениях, остается открытым. Ведь речь идет не о решении вопроса об отражении данного имущества на балансе арендатора, но о возможности применения положений ФСБУ 25/2018 в целом (см. ниже).

Соответственно, общим положением, как бы подытоживающим содержание предписаний пункта 5 ФСБУ 25/2018 определяется, что «настоящий стандарт не применяется к объектам бухгалтерского учета, не классифицированным как объекты учета аренды в соответствии с настоящим пунктом».

Согласно пункту 6 ФСБУ 25/2018, «классификация объектов учета аренды [т. е. отнесение объекта имущества к таковым или, наоборот, не признание его подлежащим учету в соответствии с ФСБУ 25/2018 — М.П.] производится на раннюю из двух дат: дату, на которую предмет аренды становится доступным для использования арендатором (далее — дата предоставления предмета аренды), или дату заключения договора аренды».

Здесь, чуть забегая вперед, нужно отметить, что данное предписание расходится с нормой ФСБУ 25/2018, согласно которой «течение срока аренды начинается с даты предоставления предмета аренды» (п. 9 ФСБУ 25/2018). Таким образом, пункт 6 как бы легализует ситуацию, когда квалификация объекта аренды осуществляется еще до начала течения ее срока, который, согласно нормам ГК РФ, может быть пересмотрен сторонами договора. При этом именно срок аренды далее рассматривается ФСБУ 25/2018 как один из факторов, дающих основание для признания права пользования имуществом и соответствующего обязательства в балансе арендатора.

Тем же пунктом ФСБУ 25/2018 устанавливается, что «классификация объектов учета аренды пересматривается при изменении соответствующего договора аренды».

Это предписание ФСБУ 25/2018 говорит о том, что изменение условий договора аренды может повлечь за собой переклассификацию его объекта и операций по нему для целей бухгалтерского учета. Соответственно, речь прежде всего идет об условиях договора, о его сроке, возможной замене арендуемого имущества, права арендатора на получение экономических выгод от использования арендованного имущества и прав арендатора по определению целей, в которых используется арендованный объект.

Арендные платежи

Чрезвычайно важными являются положения стандарта, позволяющие квалифицировать определенные хозяйственные операции сторон договора аренды как относящиеся к совершению (получению, возврату) арендных платежей. От реализации этих положений зависит отражение фактов исполнения сделок аренды в учете сторон как расходов, доходов и/или элементов стоимости объектов аренды.

shutterstock_1897283533.jpgВ соответствии со статьей 614 ГК РФ «арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату)» (п. 1).

Порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды. В случае, когда договором они не определены, считается, что установлены порядок, условия и сроки, обычно применяемые при аренде аналогичного имущества при сравнимых обстоятельствах.

Пункт 2 статьи 614 ГК РФ гласит, что «арендная плата устанавливается за все арендуемое имущество в целом или отдельно по каждой из его составных частей в виде:

1) определенных в твердой сумме платежей, вносимых периодически или единовременно;

2) установленной доли полученных в результате использования арендованного имущества продукции, плодов или доходов;

3) предоставления арендатором определенных услуг;

4) передачи арендатором арендодателю обусловленной договором вещи в собственность или в аренду;

5) возложения на арендатора обусловленных договором затрат на улучшение арендованного имущества».

Также определяется, что «стороны могут предусматривать в договоре аренды сочетание указанных форм арендной платы или иные формы оплаты аренды».

Здесь возникает вопрос об общем подходе к квалификации операций, осуществляемых в каждом из данных предусмотренных ГК вариантов для целей бухгалтерского учета, так как от этого зависит и оценка объектов аренды, и определение сумм текущих расходов по договорам аренды и сумм амортизации арендуемых объектов и т. п. Ответ на него призван дать пункт 7 ФСБУ 25/2018.

Согласно указанному пункту ФСБУ 25/2018, в целях применения его норм «в состав арендных платежей включаются платежи (за вычетом подлежащих возмещению сумм налога на добавленную стоимость и иных возмещаемых сумм налогов), обусловленные договором аренды, в том числе:

а) определенные в твердой сумме платежи арендатора арендодателю, вносимые периодически или единовременно, за вычетом платежей, осуществляемых арендодателем в пользу арендатора, в том числе возмещение арендодателем расходов арендатора;

б) переменные платежи, зависящие от ценовых индексов или процентных ставок, определенные на дату предоставления предмета аренды);

в) справедливая стоимость иного встречного предоставления, определенная на дату предоставления предмета аренды;

г) платежи, связанные с продлением или сокращением срока аренды, установленные договором аренды, когда такое изменение учитывается при расчете срока аренды;

д) платежи, связанные с правом выкупа предмета аренды арендатором, в случае, когда арендатор намерен воспользоваться таким правом;

е) суммы, подлежащие оплате (получению) в связи с гарантиями выкупа предмета аренды по окончании срока аренды».

Отдельным вопросом здесь начинает выступать определение справедливой стоимости отражаемых в учете активов и обязательств, участвующих и/или формируемых в ходе исполнения договора аренды.

Оценка справедливой стоимости в арендных сделках

В соответствии с пунктом 8 ФСБУ 25/2018 в вопросах исчисления оценок по справедливой стоимости при учете аренды мы имеем дело со случаем, когда федеральный стандарт бухгалтерского учета (российский нормативно-правовой акт) включает в себя прямую отсылку к положениям МСФО, предписания которых являются здесь приоритетными.

Согласно предписаниям пункта 8 ФСБУ 25/2018, «для целей настоящего Стандарта справедливая стоимость определяется в порядке, предусмотренном Международным стандартом финансовой отчетности (IFRS) 16 „Аренда“ и другими Международными стандартами финансовой отчетности и Разъяснениями Международных стандартов финансовой отчетности, принимаемыми Фондом Международных стандартов финансовой отчетности, введенными в действие на территории Российской Федерации, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации» (МСФО (IFRS) 16 «Аренда» введен в действие на территории РФ приказом Минфина России от 11.07.2016 № 111н).

Важно обратить внимание на то, о каких случаях применения МФСО здесь идет речь. ФСБУ 25/2018 отсылает нас к МСФО исключительно в вопросах «определения справедливой стоимости», то есть исчисления ее величины, но не правил учета тех или иных фактов исполнения сделок аренды. Это очень важная оговорка, ведь помимо предписаний относительно того, как рассчитывать величину справедливой стоимости, МСФО (IFRS) 16 (например) содержит целый ряд положений относительно применения моделей оценки по справедливой стоимости, учета опциона на покупку базового актива, учета прибылей и убытков от колебаний справедливой оценки, учета выручки у арендодателя и т. п.

Напомним, что в действующей редакции МСФО (IFRS) 13 «Оценка справедливой стоимости» понятие «справедливая стоимость» определяется как цена, «которая была бы получена при продаже актива или уплачена при передаче обязательства в ходе обычной сделки между участниками рынка на дату оценки» (п. 9) (МСФО (IFRS) 13 «Оценка справедливой стоимости» введен в действие на территории РФ приказом Минфина России от 28.12.2015 № 217н).

Пунктом 11 МСФО (IFRS) 13 устанавливается, что «оценка справедливой стоимости осуществляется в отношении какого-либо конкретного актива или обязательства. Поэтому при оценке справедливой стоимости организация должна учитывать характеристики такого актива или обязательства, если участники рынка учитывали бы данные характеристики при определении цены этого актива или обязательства на дату оценки».

Также отмечается, что «оценка справедливой стоимости предполагает, что обмен актива или обязательства происходит в ходе обычной сделки между участниками рынка с целью продажи актива или передачи обязательства на дату оценки в текущих рыночных условиях» (п. 15).

Специально (п. 16 МСФО (IFRS) 13) подчеркивается, что «оценка справедливой стоимости предполагает, что сделка с целью продажи актива или передачи обязательства осуществляется:

(a) на рынке, который является основным для данного актива или обязательства; или

(b) при отсутствии основного рынка, на рынке, наиболее выгодном в отношении данного актива или обязательства».

Специальное положение МСФО (IFRS) 13 подчеркивает, что «справедливая стоимость — оценка, основанная на рыночных данных, а не оценка, специфичная для организации. В отношении некоторых активов и обязательств могут быть доступны наблюдаемые рыночные сделки или рыночная информация. В отношении других активов и обязательств могут не быть доступными наблюдаемые рыночные сделки или рыночная информация. Однако цель оценки справедливой стоимости в обоих случаях одна — определить цену, по которой была бы осуществлена обычная сделка между участниками рынка с целью продажи актива или передачи обязательства на дату оценки в текущих рыночных условиях (то есть цену выхода на дату оценки с позиции участника рынка, который удерживает указанный актив или является должником по указанному обязательству)» (п. 2).

«В тех случаях, когда цена на идентичный актив или обязательство не является наблюдаемой на рынке, организация оценивает справедливую стоимость, используя другой метод оценки, который обеспечивает максимальное использование релевантных наблюдаемых исходных данных и минимальное использование ненаблюдаемых исходных данных. Поскольку справедливая стоимость является оценкой, основанной на рыночных данных, она определяется с использованием таких допущений, которые участники рынка приняли бы во внимание при определении цены актива или обязательства, включая допущения о риске. Следовательно, намерение организации удержать актив или урегулировать или иным образом исполнить обязательство не имеет значения при оценке справедливой стоимости» (п. 3).

Что же касается положений об оценке справедливой стоимости, содержащихся в МСФО (IFRS) 16 «Аренда», то помимо предписаний относительно правил учета конкретных фактов реализации договора аренды, аналоги которых содержатся в ФСБУ 25/2018 и, следовательно, имеют для его применения приоритетное значение, данный МСФО содержит специальное определение справедливой стоимости. Здесь, согласно Приложению А МСФО (IFRS) 16, «в целях применения требований настоящего стандарта, касающихся учета у арендодателя», справедливая стоимость — это «сумма, на которую можно обменять актив или погасить обязательство в сделке между хорошо осведомленными независимыми сторонами, желающими совершить такую сделку».

Срок договора и срок аренды

ФСБУ 25/2018 вводится специальное (используемое при применении его норм и в целях бухгалтерского учета соответствующих хозяйственных фактов) понятие «срока аренды».

Как устанавливает пункт 9 ФСБУ 25/2018, «срок аренды для целей бухгалтерского учета рассчитывается исходя из сроков и условий, установленных договором аренды (включая периоды, не предусматривающие арендных платежей). При этом учитываются возможности сторон изменять указанные сроки и условия и намерения реализации таких возможностей. Срок аренды пересматривается в случае наступления событий, изменяющих допущения, которые использовались при первоначальном определении срока аренды (при предыдущем пересмотре срока аренды). Связанные с таким пересмотром корректировки отражаются в бухгалтерском учете как изменения оценочных значений».

Положения о сроке аренды, как мы отмечали выше, являются определяющими при квалификации арендной сделки для целей бухгалтерского учета и признании, соответственно, права пользования активом и обязательства по аренде у арендатора и финансовой аренды у арендодателя.

ГК РФ содержит специальные нормы относительно срока договора аренды, которые заключены в положениях статьи 610 ГК РФ. Данная статья содержит три ключевых положения:

1. «Договор аренды заключается на срок, определенный договором».

2. «Если срок аренды в договоре не определен, договор аренды считается заключенным на неопределенный срок.

В этом случае каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону за один месяц, а при аренде недвижимого имущества — за три месяца. Законом или договором может быть установлен иной срок для предупреждения о прекращении договора аренды, заключенного на неопределенный срок».

3. «Законом могут устанавливаться максимальные (предельные) сроки договора для отдельных видов аренды, а также для аренды отдельных видов имущества. В этих случаях, если срок аренды в договоре не определен и ни одна из сторон не отказалась от договора до истечения предельного срока, установленного законом, договор по истечении предельного срока прекращается».

Также ГК РФ специально оговаривается, что «договор аренды, заключенный на срок, превышающий установленный законом предельный срок, считается заключенным на срок, равный предельному».

Наряду с этим пункт 9 ФСБУ 25/2018, замыкающий набор общих положений данного документа, определяет, что «течение срока аренды начинается с даты предоставления предмета аренды».

И вот здесь нам следует обратить внимание на необходимость отличать определяемое ФСБУ понятие «течение срока аренды» и общее понятие «срока договора аренды», определяемое гражданским законодательством. Если, как определяет ФСБУ 25/2018, течение срока аренды начинается с даты предоставления предмета аренды, то, согласно статье 425 ГК РФ «Действие договора», «договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения». Следовательно, в целях применения положений ФСБУ 25/2018 и иных нормативных правовых актов, определяющих порядок бухгалтерского учета аренды в зависимости от течения сроков арендных сделок, следует исходить из определения специального понятия «течение срока аренды», а не общих норм ГК о сроках договоров.

В первую очередь именно сроком аренды в трактовке этого понятия ФСБУ 25/2018 определяется возможность отражения объекта аренды и соответствующих обязательств на балансе организации-арендатора, о правилах которого мы поговорим в нашей следующей статье, посвященной рассмотрению положений ФСБУ 25/2018.


Поделиться с друзьями:

Подписаться на комментарии
Отправить на почту
Печать
Написать комментарий

 
Отказ от бумажной отчетности

Поддерживаете ли вы полное упразднение бумажной отчетности?

Предложения партнеров
Обучение пользователей продуктов 1С