Бухгалтерский учет, налогообложение, отчетность, МСФО, анализ бухгалтерской информации, 1С:Бухгалтерия

Вход или Регистрация

Интегрированная отчетность: новый подход к решению старых проблем

10.09.2015

В этой статье профессор М.Л. Пятов (СПбГУ) приглашает читателей к обсуждению вопросов, связанных с составлением организациями интегрированной отчетности - нового направления развития учета. Раскрывается содержание методологических границ финансовой отчетности и потребностей заинтересованных лиц, ставших причиной для практики интегрированного учета.

Содержание


«Свет в конце туннеля»

Пять лет назад увидела свет замечательная книга профессора Я.В. Соколова (1938-2010) «Бухгалтерский учет как сумма фактов хозяйственной жизни» ([1]). Текст этой интереснейшей работы заканчивается следующими словами: «Мы живем в сложное время: старая великая бухгалтерия медленно умирает. Ей на смену стремительно идет более реалистичная творческая бухгалтерия завтрашнего дня. Пока мы еще живем представлениями, которые господствовали пять долгих веков, и лучи заходящего солнца все еще освещают нашу эпоху и наши дни. Но свет тускнеет. И в полутьме наступающих сумерек нам все труднее находить правильный путь. Тьма поглощает нас. Но в конце пути, в конце туннеля уже мерцает свет. И мы знаем: мы выйдем из тупика. Все будет хорошо» ([1], стр. 213). Что же это за «более реалистичная творческая бухгалтерия завтрашнего дня»? Что за удивительный свет мерцает для нас в конце пятивекового туннеля развития современной бухгалтерии? Сегодня многие наши коллеги убеждены - будущее учета за так называемой интегрированной отчетностью. Каким может быть это будущее и что способен осветить учет нового типа? Давайте посмотрим! Начнем с обсуждения тех проблем современного бухгалтерского учета, которые интегрированная отчетность, по мнению профессионального сообщества, призвана решить.

Существование «ограничений»

Бухгалтерский учет ведется в интересах пользователей отчетности фирмы - внутренних и внешних - это утверждение сегодня воспринимается как аксиома и представляет собой девиз современной бухгалтерии. Так, в «Концептуальных основах финансовой отчетности», выпущенных Советом по МСФО, говорится о том, что гармонизация в области практики бухгалтерского учета «может быть наилучшим образом достигнута посредством сосредоточения внимания на финансовой отчетности, подготавливаемой с целью представления информации, полезной при принятии экономических решений» ([2], стр. 3).

Говоря о цели финансовой отчетности, составленной по МСФО, «Концептуальные основы» отмечают, что она «заключается в предоставлении финансовой информации об отчитывающейся организации, которая является полезной для существующих и потенциальных инвесторов, заимодавцев и прочих кредиторов при принятии ими решений о предоставлении данной организации ресурсов» ([2], стр. 5).

Отметим, что говоря о цели финансовой отчетности, составленной по МCФО, ее полезности для заинтересованных лиц, «Концептуальные основы» обращают внимание и на «ограничения финансовой отчетности общего назначения». Так в тексте «Концептуальных основ», в частности, указывается следующее:

«Финансовые отчеты общего назначения не содержат и не могут содержать всю информацию, необходимую существующим и потенциальным инвесторам, заимодавцам и прочим кредиторам. Данным пользователям следует принимать во внимание относящуюся к теме информацию из других источников, например, общие экономические условия и ожидания, политические события и политический климат, а также перспективы для отрасли и организации. Финансовые отчеты общего назначения не предназначены для того, чтобы показать стоимость отчитывающейся организации.

Основные пользователи финансовой отчетности, взятые по отдельности, имеют различные и, возможно, противоположные информационные потребности и желания. При разработке стандартов финансовой отчетности Совет будет стремиться предоставлять такой набор сведений, который будет отвечать потребностям как можно большего числа основных пользователей. Однако сосредоточение внимания на общих потребностях в информации не препятствует отчитывающейся организации предоставлять дополнительную информацию, которая наиболее полезна для какой-либо определенной подгруппы основных пользователей» ([2], стр. 5-6).

Также отмечается, что «прочие стороны, такие как регулирующие органы и общественность, не являющиеся инвесторами, заимодавцами и прочими кредиторами, также могут найти финансовые отчеты общего назначения полезными. Однако такие отчеты первично не ориентированы на эти прочие группы» ([2], стр. 6).

Такие оговорки, обрисовывающие реальные границы возможностей современной финансовой отчетности «общего назначения», появились в МСФО не случайно. Именно они (объективные ограничения бухгалтерской информации) уже много лет служат предметом достаточно резкой критики в сторону бухгалтерского учета со стороны представителей различных групп заинтересованных лиц.

Что мы можем увидеть в финансовой отчетности?

Что же показывает сегодня финансовая отчетность общего назначения заинтересованным в информации о положении дел компании лицам? Концептуальные основы МСФО дают весьма емкую и лаконичную характеристику этим данным.

Отмечается, что «финансовая отчетность чаще всего составляется в соответствии с моделью бухгалтерского учета, основывающейся на возмещаемой первоначальной стоимости и концепции поддержания номинальной величины финансового капитала» ([2], стр. 3). О концепциях капитала в МСФО см., например, в книге «Концептуальные основы международных стандартов финансовой отчетности» ([3], стр. 151-166).

Далее говорится, что «финансовые отчеты общего назначения предоставляют информацию о финансовом положении отчитывающейся организации, что есть информация об экономических ресурсах организации и требованиях к отчитывающейся организации. Финансовые отчеты также содержат информацию о последствиях операций и прочих событий, которые приводят к изменениям экономических ресурсов организации и требований к ней» ([3], стр. 6).

«Финансовая отчетность отображает финансовое влияние операций и прочих событий за счет их объединения в крупные классы в соответствии с их экономическими характеристиками. Эти крупные классы называются элементами финансовой отчетности. Элементами, непосредственно связанными с оценкой финансового положения в бухгалтерском балансе, являются активы, обязательства и собственный капитал. Элементами, непосредственно связанными с оценкой результатов деятельности в отчете о прибылях и убытках, являются доходы и расходы» ([3], стр. 14).

Вот и все. Ничего иного в финансовой отчетности мы не увидим.

Она не предназначена для того, чтобы содержать какую-либо иную информацию. И вот эти объективные ограничения финансовой отчетности как информационной модели компаний в последнее время все чаще не остаются незамеченными в работах, обсуждающих проблематику использования учетной информации при принятии управленческих решений.

Критика современной финансовой отчетности

Давайте посмотрим, как характеризуют возможности использования данных финансовой отчетности некоторые крупнейшие авторы различных направлений экономического знания. Так, например, один из ведущих в мире в настоящее время специалистов в области оценки бизнеса Асват Дамодаран (Aswath Damodaran), знакомя читателя с методами использования инвесторами финансовой информации компаний, пишет о том, что «финансовые отчеты предоставляют фундаментальную информацию, используемую для анализа и решения задач оценки» ([4], стр. 35). Однако, при этом «бухгалтеры пытаются измерить текущее состояние фирмы и эффективность предыдущего периода, в то время как оценка [бизнеса] в значительно большей степени ориентирована на будущее» ([4], стр. 36). «Бухгалтерские отчеты, - продолжает он, - хорошо выполняют задачу классификации принадлежащих фирме активов, неплохо справляются с оценкой их стоимости, но плохо отражают неопределенность относительно ее величины» ([4], стр. 38).

Чуть позже в своей «Маленькой книге по оценке»* 2011 года Дамодаран с удовлетворением напишет о том, что «даже бухгалтерия (выделено М.П.) не осталась в стороне» от проблематики адекватной оценки стоимости предприятия и «наиболее значимый тренд в современных стандартах бухучета - это переход к учету на основе справедливой стоимости, когда активы в балансовой ведомости оцениваются согласно их справедливой, а не первоначальной стоимости» ([5], стр. 18-20).

Примечание: * Это книга Асвата Дамодарана «The little book of valuation (how to value a company, pick a stock, and profit) by Aswat Damodaran» 2011 года, увидевшая свет на русском языке в 2012 году в Минске под названием «Оценка стоимости активов» - Минск: Попурри, 2012 ([5]).

Также, по мнению А. Дамодарана, содержание бухгалтерской финансовой отчетности компаний практически неудовлетворительно с точки зрения представления такой важнейшей для современного экономического мышления категории как риск. «В реальности, - пишет он, - бухгалтерская отчетность не претендует на измерение или количественное выражение риска на систематической основе. Представление о риске, присущем данному предприятию, можно получить разве что из примечаний к отчетам и при раскрытии соответствующей документации» ([5], стр. 62).

Весьма радикально подходил к оценке возможности использования данных бухгалтерской отчетности в инвестиционной оценке бизнеса и известный отечественный специалист в данной области профессор С.В. Валдайцев (1951-2012). «Результатом оценки компании общепринятыми методами оценки бизнеса, - писал он, - всегда является получение такой оценки собственного (уставного) капитала компании, которая чаще всего не совпадает со стоимостью ее собственного (уставного) капитала, указываемой в бухгалтерском балансе предприятия» ([6], стр. 10). Обсуждая возможности использования в инвестиционной оценке учетных данных о прибыли, Валдайцев писал, что «недостаток прибыли (убытка) как показателя в инвестиционных расчетах по оценке бизнеса ... объясняется тем, что прибыль, будучи чисто бухгалтерским отчетным показателем, подвержена значительным манипуляциям. Ее объявляемая величина зависит от метода учета стоимости покупных ресурсов в себестоимости проданной продукции ..., от метода ускоренной амортизации, от критерия зачисления продукции в реализованную ... и др. Кроме того, - подчеркивал С.В. Валдайцев, - не с прибыли „живет" предприятие. Вся реальная жизнь предприятия и реальные деньги инвесторам как результат вложения их инвестиций зависят от движения и наличия у предприятия денежных средств - остатка средств на текущем (расчетном) счете и наличности в кассе» ([6], стр. 71).

Довольно скептическую оценку возможности использования учетных данных при принятии инвестиционных решений мы можем встретить и в гораздо более фундаментальных работах. Так, например, в труде «Инвестиции» ([7]), одним из авторов которой является лауреат Нобелевской премии по экономике 1990 года Уильям Ф. Шарп*, Джеффри В. Бэйли (Jeffery V. Bailey), Гордон Дж. Александер (Gordon J. Alexander) и Шарп (William F. Sharp) пишут следующее: «чтобы понять истинное положение дел в компании и сравнить с ситуацией в других компаниях, ... финансовый аналитик должен быть настоящим финансовым детективом, который занимается поиском фактов в сносках и сопроводительных записках к финансовым отчетам. Тех, кто принимает на веру итоговые отчетные данные, ... может удивить последующее развитие компании в отличие от тех, кто пытается заглянуть на „кухню" бухгалтерского учета» ([7], стр. 815).

Примечание: * Нобелевскую премию по 1990 году разделили три экономиста: Харри Макс Марковиц, Мертон Говард Миллер и Уильям Форсайт Шарп. Премия была присуждена за «их первооткрывательскую работу в теории финансовой экономики». Проведенные ими исследования способствовали выделению финансовой экономики в отдельную исследовательскую дисциплину (подробнее см. Лауреаты Нобелевской премии по экономике: автобиографии, лекции, комментарии / Под ред. чл.-кор. РАН В.В. Окрепилова. Т. 2. 1983-1996. - СПб.: Наука, 2009, стр. 184-214.

Подчеркивая условность значений аналитических коэффициентов, рассчитываемых по данным финансовой отчетности, Шарп, Александер и Бейли обращают внимание на их малую пригодность для составления экономических прогнозов ([7], стр. 816).

Любопытно также отметить, что известные американские авторы в области микроэкономики Р. Пиндайк (Robert S. Pindyck) и Д. Рабинфельд (Daniel L. Rubinfeld) пишут: «экономисты, которых интересует будущее фирмы, рассматривают издержки иначе, чем бухгалтеры, занимающиеся финансовыми отчетами фирмы. ... Бухгалтеры, - продолжают они, - склонны иметь ретроспективный взгляд на финансы фирмы и ее деятельность, потому, что в их обязанности входит отслеживать активы и пассивы и оценивать прошедшую деятельность. В результате бухгалтерские издержки (accounting cost) - издержки, которые измеряют бухгалтеры, - могут включать в себя некоторые статьи, которые не включили бы экономисты, и исключать статьи, которые принято включать в издержки среди экономистов. Например, бухгалтерские издержки включают фактические затраты плюс расходы на амортизацию капитального оборудования, которые определяются на основе установленных правил налогообложения Налоговым управлением США» ([8], стр. 202). «Экономисты, - продолжают авторы, - и мы надеемся, что и руководители, - рассматривают деятельность фирмы в перспективе. Они занимаются распределением дефицитных ресурсов. Следовательно, интерес для них представляют будущие издержки и способы, которыми фирма могла бы перераспределить свои ресурсы, чтобы снизить издержки и увеличить прибыльность» ([8], стр. 202).

Насколько новы обсуждаемые проблемы

Такого рода «критику» бухгалтерского учета сегодня принято рассматривать как «новейшие тенденции» «последних лет», однако это далеко не так. Понимание ограничений, объективно присущих бухгалтерской отчетности, наверное, имеет место ровно столько, сколько эта отчетность существует. Развитие экономики формирует не само это понимание, оно влияет на динамику информационных потребностей лиц, так или иначе заинтересованных в деятельности фирмы, и меняет круг таких лиц.

Так, основной недостаток отчетности, выделяемый сегодня авторами в области оценки бизнеса - это ориентированность учетных данных в прошлое при необходимости оценивать стоимость компании исходя из будущих денежных потоков, которые способна принести инвесторам ее деятельность. Вспомним, известный немецкий экономист и статистик Карл Генрих Рау (нем. Karl Heinrich Rau; 1792-1870)* в своей знаменитой работе «Основные начала финансовой науки», увидевшей свет на русском языке в 1867 году ([9]), писал, что «под именем оценки (Anschlag) поместья или отдельного участка разумеется подробное предварительное исчисление ожидаемого от него дохода» ([9], стр. 116), указывая тем самым на непригодность «книжной» оценки рассматриваемых имущественных объектов для целей определения их действительной стоимости. При этом описывая «порядок занятий при оценке имения» ([9], стр. 118), Рау рассматривал «счеты управляющего имением» ([9], стр. 119) и «расписание и оценку инвентарных предметов» ([9], стр. 119) лишь как небольшую часть требующейся информации, включающей в себя «письменные справки; договоры; отдельные реестры; показания всех лиц, могущих дать сведения о состоянии, роде хозяйства и доходе имения, основанные на личном опыте; точное исследование имения, для определения его доходности, с приглашением для этой цели обязанных экспертов» ([9], стр. 118-119).

Примечание: * Про которого в 1899 году составители Энциклопедического словаря т-ва Ф.А. Брокгауз и И.А. Ефрон писали, что «обилие статистического, исторического, законодательного материала, ясные и обстоятельные ответы не только на теоретические, но и на практические вопросы, надолго сделали этот [его] учебник настольной книгой немецких теоретиков и практиков. ... за ним остается заслуга собрания и систематизации огромного материала, послужившего фундаментом для науки о народном хозяйстве» (Энциклопедический словарь Т.-ва Брокгауз и Ефрон, Том XXVI - СПб., 1899, стр. 368).

Приступая к оценке, по мнению Рау, предварительно следовало «стараться ознакомиться со всем имением, исследовать отдельные составные его части, их величину и границы, строение и состояние, в котором они находятся, права, к имению принадлежащие» ([9], стр. 118). И вот, «руководствуясь полученными таким образом сведениями» ([9], стр. 119), можно было приступать «к определению среднего валового дохода и всех издержек, а вместе с тем и вероятного чистого дохода» ([9], стр. 119).

Из этой «инструкции» Рау определенно можно сделать вывод о необходимости использования при оценке имения (или, как бы мы сказали сегодня - определении стоимости бизнеса) как финансовых, так и нефинансовых, как количественных, так и качественных данных.

Замечательный российский автор, служивший до революции 1917 года контролером Русско-Азиатского банка (1913 г.), Захар Петрович Евзлин в работе «Техника определения кредитоспособности», изданной в 1927 году ([10]), отмечал, что данных, представляемых в бухгалтерской отчетности предприятий, недостаточно для того, чтобы судить о возможности предоставления им кредита.

Отчетность, в первую очередь балансы фирм, был убежден Евзлин, представляют заинтересованным лицам лишь сегодняшнее имущественное покрытие их будущих обязательств. «Кредитоспособными [же] предприятия считаются лишь тогда, когда они могут предоставить банку двойную гарантию: успешный ход своего промысла и имущественное обеспечение» ([10], стр. 3). [Следовательно] «кредитоспособность ... определяется двумя моментами: личностью руководителя предприятия и размером капитала, которым оно располагает. Руководитель должен быть честным и надежным человеком, который не растратит полученную ссуду, а обратит ее в производство; он должен быть также умелым, т.е. обладать нужными техническими знаниями и опытом, уметь восстановлять затраченный капитал с приращением. И, наконец, предприятие должно иметь в своем распоряжении собственный капитал»* ([10], стр. 4-5). «Таким образом, - продолжал Евзлин, - кредитоспособность слагается из трех элементов: нравственных, деловых качеств распорядителей и собственного капитала предприятия. Американцы, - писал он, - называют эти элементы 3 C (Charakter, Capacity and Capital) кредитоспособности» ([10], стр. 5).

Примечание: * При этом, чуть ниже Евзлин пишет: «Конечно, желательно, чтобы предприятие располагало собственным капиталом, но отсутствие его не является непреодолимым препятствием для получения кредита» ([10], стр. 7).
Как и мы с вами сегодня, Евзлин в 1927 году обращал внимание на то, что данные характеристики не новы и мысль о недостаточности данных о денежной оценке имущественного обеспечения долгов для определения кредитоспособности фирмы возникла не вчера. Он писал, что «эта сущность кредитоспособности была уже прекрасно охарактеризована знаменитым Джоном Ло* в 1721 г.» ([10], стр. 5). Захар Петрович приводил следующее высказывание известного финансиста: «Кредит негоциантов измеряется не только их имуществом. ... Оказывая доверие, мы обращаем внимание на их честность - она убеждает нас в том, что мы не будем обмануты; на их искусство - оно дает нам надежду, что сами не обманутся в расчете; на род занятий - этим определяется надежда на процент, который мы ожидаем; наконец, на их имущественное положение - оно обеспечивает наше» ([10], стр. 5).

Примечание: * Имеется в виду Джон Ло оф Лористон (англ. John Law, 1671-1729) - известнейший шотландский финансист, основатель Banque generale и создатель так называемой «системы Ло».

Известный немецкий балансовед Курт Шмальц (Kurt Schmaltz) в своей работе, вышедшей в СССР под названием «Оперативный анализ предприятия» в 1930 году ([11]) (оригинальное название книги - Betriebsanalyse), указывал на то, что одной из практических проблем анализа предприятия является «выяснение того, какие из возможных измерителей могут вообще быть применены для каждой отдельной цели на основе имеющегося в распоряжении материала» ([11], стр. 16). Говоря об аналитических приемах, позволяющих раскрыть факторы получения компанией прибыли или убытка, наряду с «анализом рентабельности и оборота» Шмальц выделял так называемый «анализ хозяйственности» ([11], стр. 19), цель которого виделась ему в «проникновении глубже во внутреннюю жизнь единичного хозяйства и попытке изучить динамику [этого хозяйства] в ее основных тенденциях, независимо от влияний внешних воздействий и сдвигов» ([11], стр. 19).

Понятие хозяйственности Шмальц объяснял весьма туманно. «Предпринятые в новейшее время в литературе попытки отграничить понятие хозяйственности, - писал он, - показали, что в данном случае дело идет в зависимости от точки зрения о более или менее широком отграничении и расчленении источников прибылей» ([11], стр. 137). «Частный предприниматель, - утверждал Шмальц, - рассматривает хозяйственность (как выражение организационной эффективности (Betriebsgebaung) только как средство (одно из многих) к известной цели - извлечению прибыли.

С точки зрения рентабельности предприятия, то есть с точки зрения нахождения прибыли или «создания источников прибыли» хозяйственность производственного процесса есть один из источников прибыли с точки зрения, отвлекающейся от современной хозяйственной системы, то есть с точки зрения чистой теории (часто неправильно называемой точкой зрения всего хозяйства в целом), она является центральной проблемой науки о производственном хозяйстве вообще» ([11], стр. 138).

«В противоположность рентабельности, - подчеркивал Шмальц, - для хозяйственности не существует, правда, никакого точного выражения, так, что никогда нельзя будет установить абсолютного масштаба для ее измерения. Это, - заключал он, - и есть причина того, почему проблема измерения хозяйственности должна решаться для каждого предприятия различным образом, и чрезвычайно трудно проводить сравнения предприятий в отношении хозяйственности» ([11], стр. 138-139).

За этими могущими показаться малопонятными объяснениями кроется одна очень важная для нас мысль. Не все факторы, обеспечивающие получение фирмой прибыли, мы можем видеть в ее балансе и отчете о прибылях и убытках. Активы, пассивы, доходы и расходы, признанные в финансовой отчетности и так или иначе оцененные в деньгах, - это далеко не все то, что позволило кампании получить прибыль (и / или достичь каких-либо иных результатов). То, чего не видно в отчетности, и что относится исключительно к факторам внутреннего для фирмы характера, Шмальц объединяет понятием «хозяйственность», признавая невозможность применить здесь какой-либо единый измеритель и вообще как-либо единообразно эти причины классифицировать. Однако это отнюдь не означает, по мнению Шмальца, что хозяйственность можно «списать со счетов» при анализе деятельности предприятия, напротив, он видит в ней центральный предмет своего анализа.

Степень остроты ощущения проблем

Итак, очевидно, что понятия «предприятие», «бизнес», «хозяйственная деятельность», кстати сказать, «факт хозяйственной жизни», - не укладываются в рамки традиционной финансовой отчетности «общего назначения», и это вовсе не новость. Это связано с естественными ограничениями методов финансового учета и формирования финансовой отчетности. Причина в границах, используемых в финансовом учете моделей фирмы, - баланса, отчета о финансовых результатах и проч., допущениях, лежащих в основе современной финансовой отчетности (непрерывность деятельности, обособленность хозяйствующей единицы, соответствие доходов и расходов и т. д.), правилах признания ее элементов, методе денежной оценки, ориентации на свершившиеся в прошлом, относительно отчетной даты хозяйственные факты и т. д., и т. п.).

Во многом для целей информационного обеспечения принятия решений менеджерами компаний эти ограничения сняты в управленческом учете, для которого характерна большая свобода методологии, использование нефинансовых и качественных показателей и т. п. Почему же проблема «недостаточности» финансовой отчетности с такой остротой обсуждается именно сегодня?

В материале, подготовленном компанией KPMG, «Интегрированная отчетность: как ликвидировать разрыв между реальным содержанием корпоративной отчетности и ожиданиями инвесторов»*, отмечается, что «сегодня существует довольно серьезный разрыв между тем, что содержит корпоративная отчетность, и тем, что она должна содержать по мнению инвесторов». «Инвесторы и советы директоров компаний годами пытаются понять, насколько успешно развивается их бизнес и что руководство делает для того, чтобы этот рост продолжался ... Исторически финансовая информация, безусловно, играет основополагающую роль в подготовке корпоративной отчетности, однако сама по себе она не в состоянии дать полное представление о том, насколько компания успешно осуществляет свою деятельность. Читателям, - утверждают специалисты KPMG, - необходимо больше информации, чтобы понять, что конкретно руководство компании делает для дальнейшего развития бизнеса и что могут нести с собой изменения в бизнес-среде - новые возможности или новые трудности. Читателям необходима нацеленность на перспективу, чтобы они могли самостоятельно понять, как подобные проблемы повлияют на бизнес компании в будущем, а не требовали от ее руководства подготовки прогнозов». Избавление от этих сложностей нашим коллегам видится именно в составлении компаниями интегрированной отчетности.

«Некоторые компании, - отмечается в том же материале KPMG, - пытаются решить эту проблему за счет описательной отчетности, но мы считаем, что именно интегрированная отчетность представляет собой то решение, которое поможет наиболее успешно рассказать историю вашего бизнеса. ... Подготовка интегрированной отчетности представляет собой наиболее эффективный способ ликвидировать разрыв между реальным содержанием корпоративной отчетности и ожиданиями инвесторов».

Что же изменилось в мире экономики, что сделало проблему «недостаточности» данных традиционной бухгалтерской финансовой отчетности столь критично острой, что привело к появлению принципиально нового вида отчетности? Насколько методы формирования интегрированной отчетности действительно принципиально новы? Что является предметом этого нового вида отчетов фирмы? Об этом мы поговорим с вами в следующей статье.

Литература:
1. Я.В. Соколов. Бухгалтерский учет как сумма фактов хозяйственной жизни - М.: Магистр, 2010.
2. Концептуальные основы финансовой отчетности. Приложение к журналу «Бухгалтерский учет». - №8. - 2014. - М.: Редакция журнала «Бухгалтерский учет», 2014.
3. М.Л. Пятов, И.А. Смирнова  Концептуальные основы международных стандартов финансовой отчетности - М.: 1С-Паблишинг, 2008.
4. А. Дамодаран. Инвестиционная оценка: инструменты и методы оценки любых активов; Пер. с англ. - 3-е изд. - М.: Альпина Бизнес Букс, 2006.
5. А. Дамодаран. Оценка стоимости активов - пер. с англ. - Минск, 2012.
6. С.В. Валдайцев. Оценка бизнеса: Учебник. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003.
7. У. Шарп У., Г. Александер, Дж. Бэйли. Инвестиции. Пер. с анг. - М.: ИНФРА-М, 2013.
8. Р. Пиндайк, Д. Рабинфельд. Микроэкономика / Пер. с англ. - СПб.: Питер, 2012.
9. К.Г. Рау. Основные начала финансовой науки. Перевод с пятого немецкого издания под ред. А. Корсака Т. I. - СПб, 1867.
10. З.П. Евзлин. Техника определения кредитоспособности - М.: Финансовое издательство НКФ СССР, 1927.
11. К. Шмальц. Оперативный анализ предприятия. Пер. с нем., редакция и предисловие В.А. Белоусова и В.В. Цубербиллер - М.: Техника управления, 1930.

Отправить на почту
Печать
Написать комментарий

Предложения партнеров
Обучение пользователей продуктов 1С

1С бесплатно 1С-Отчетность 1С:ERP Управление предприятием 1С:Бесплатно 1С:Бухгалтерия 8 1С:Бухгалтерия 8 КОРП 1С:Бухгалтерия автономного учреждения 1С:Бухгалтерия государственного учреждения 1С:Бюджет муниципального образования 1С:Бюджет поселения 1С:Вещевое довольствие 1С:Деньги 1С:Документооборот 1С:Зарплата и кадры бюджетного учреждения 1С:Зарплата и кадры государственного учреждения 1С:Зарплата и управление персоналом 1С:Зарплата и управление персоналом КОРП 1С:Комплексная автоматизация 8 1С:Лекторий 1С:Предприятие 1С:Предприятие 7.7 1С:Предприятие 8 1С:Розница 1С:Управление нашей фирмой 1С:Управление производственным предприятием 1С:Управление торговлей 1СПредприятие 8

Все теги
© ООО "1C" 2000-2018 г.